Удивительно, но до сих пор идут споры о местонахождении Лопастны - городка (по терминологии С.Б. Веселовского), волостного центра, в начале XIV в. присоединенного к Москве, а затем (в середине века) возвращенного Рязани. Действительно, как это может быть, чтобы центр волости находился на противоположном берегу реки Оки, в отрыве от всего массива его земель (Л.В. Митрошенкова)? Но, думается, так оно и было, а феномены в структурах территориального устройства - дело обычное для средневековых государств. По этому поводу выкладываю свою статью, посвященную Лопастне и борьбе за нее между Москвой и Рязанью.

Продолжение:

Сначала тезисы - для тех, кому лень читать всю статью, но все же интересно, что за Лопастна такая, потом - сама статья. И, как всегда - карта. Опубликована карта была плохо, я же даю несколько вариантов - исходник для статьи, цветной вариант и вариант из моей диссертации.

Тезисы служили заявкой для участия в конференции, проходившей в Туле.

Борьба за Лопастну между Москвой и Рязанью в XIV в.

В.Н. Темушев, Институт истории НАН Беларуси

Присоединение Лопастни к Москве в 1300 (1301) г. не было окончательным. Если тянувшие к Лопастне земли, так называемые «Лопастенские места», остались за Москвой и составили основу удельного Серпуховского княжества, то сам центр «Лопастенских мест» вернулся к Рязани.

В борьбе за Лопастну между Москвой и Рязанью можно выделить несколько этапов.

В 1300 (1301) г. произошло сражение между московскими и рязанскими войсками, в результате которого рязанский князь Константин Романович был пленен московским князем Даниилом Александровичем. В итоге на рязанском престоле утвердился князь Михаил Ярославич, а московский правитель после победы над князем Константином оставил у себя рязанские владения.

Владение Лопастной de facto не было оформлено юридически. Земли, которые захватила Москва оставались спорными.

Известно, что в 1306 г. Юрий Московский побывал в Рязани. После этого события в летописи следует сообщение об убийстве в Москве князя Константина. Можно высказать предположение о состоявшемся договоре московской и рязанской сторон, итогом которого было, возможно, оставление у Москвы рязанских владений взамен на ликвидацию соперника правящего рязанского князя. Но так же возможно и то, что, видя бессилие московского князя, на которого в это время ополчились Тверь и Орда, рязанские князья не захотели заключать никаких договоров. Князь Юрий и приезжал-то, видимо, в Переяславль Рязанский просить о помощи в нелегкой борьбе с двумя противниками. И тогда плененный князь Константин стал лишним в политической игре...

Впервые обладание Лопастной было документально оформлено в духовных грамотах Ивана Калиты, относимых к 1336 и 1339 гг. Но вскоре Лопастна вновь оказалась в числе рязанских владений.

О том, что до 1358 г. существовал московско-рязанский договор, мы узнаем из духовной грамоты великого князя Ивана Ивановича. Этот договор утвердил некий обмен земель, по которому к Рязани отошла Лопастна, но Москва приобрела «Новыи городокъ на оусть Поротли» и «иная места Р[язаньск]ая отменьная». Показательно, что в духовной князя Ивана Красного выражено беспокойство по поводу судьбы московских владений: «А ци по грехомъ, имутъ искати из Орды Коломны, или Лопастеньских местъ, или отменьных местъ Рязаньскихъ...». Видимо, такое поведение было связано с политическими событиями того времени, происходившими в Северо-Восточной Руси, испытывавшей сильное влияние со стороны Орды.

22 июля 1353 г. во время отсутствия московского князя Ивана Ивановича, после смерти брата Семена отправившегося в Орду, войска рязанского великого князя Олега Ивановича «взяша» Лопасну и «наместника изымаша Михаила Александровича». Вполне вероятно, что вместе с выкупом московского наместника был достигнут некоторый компромисс и относительно спорных между Москвой и Рязанью территорий. Как становится понятным из московско-рязанского договора 1381 г., в качестве возмещения за Лопасну, а также другие владения, находившиеся на правой, «Рязанской», стороне Оки, московский князь получил Новый городок, Лужу, Верею, Боровск и «иная места Рязанская» на левой, «Московской», стороне Оки.

Рязанский великий князь, очевидно, не был доволен достигнутым соглашением, а потому обратился за помощью к Орде. В 1358 г. в Рязанскую землю прибыл «посолъ великъ изо Орды» ханский сын Мамат Хожа. Ордынский посол «посла на Москву къ великому князю Ивану Ивановичю... о розъезде земли Рязанскiя, пределы и межи утверъдити нерушимы и непретворимы». По замечанию В.Н.Татищева, «Магмет-ходжа» планировал «Лопасню и другие волости» передать рязанскому князю. Московский князь не пустил Мамат Хожу в свои пределы, а вскоре неожиданно посол был отозвал в Орду и «убiенъ бысть повеленiемъ царевымъ». Угроза продолжения вмешательства Орды в распределение земель между Рязанским и Московским княжествами еще существовала, что и отразилось в духовной грамоте великого князя Ивана Красного.

«Докончание» великих князей Дмитрия Ивановича и Олега Ивановича 1381 г. впервые определяет границы между московскими и рязанскими владениями. Из этой грамоты становится понятным, что ранее границы проходили по реке Оке, до реки Цны и вверх по Цне и, кроме того, заходили на правую сторону Оки («на Рязанскои стороне за Окою, что доселе потягло къ Москве»), где находился «почен Лопастна, уездъ Мстиславль, Жадене городище, Жадемль, Дубокъ, Броднич с месты».

Дискуссия о месте расположения Лопастни уже, видимо, завершилась, и общепринятым в настоящее время мнением является то, что Лопастна находилась около устья р. Лопасни с правой стороны Оки. Основано это мнение на прямом указании грамоты 1381 г. и на археологических данных. Часть волости Лопастна, видимо, распространялась и на московскую сторону Оки, но осталась она у московских князей. Рязань же получила только городок Лопастну, очень важный для нее в стратегическом плане.


Борьба за Лопастну между Москвой и Рязанью // Верхнее Подонье: Природа. Археология. История: Сб. статей в 2-х т. Т. 2. История. Этнография. Искусствоведение. Под ред. А.Н. Наумова. Тула: Гос. музей-заповедник “Куликово поле”, 2004. С. 44-57.

В. Н. Темушев

БОРЬБА ЗА ЛОПАСТНУ МЕЖДУ МОСКВОЙ И РЯЗАНЬЮ

Первое летописное упоминание о Лопастне относится к 1176 г. Тогда новгород-северский князь Олег Святославич прибыл «во свою волость к Лопасну» [28. Стб. 602]. Вопрос о местоположении этой волости вызывает не прекращающиеся до сих пор споры.

Согласно одной из двух существующих версий волость Лопаст-на располагалась вдоль р. Лопасни с центром в с. Лопастенском. Село это, известное и в XX в., находилось в верховьях р. Лопасни. Сторонниками этой версии были Н. М. Карамзин, М. П. Погодин, С. М. Соловьев, В. О. Ключевский, В. Н. Дебольский, а в настоящее время им оказался В. А. Кучкин [12. С. 528; 24. С. 246; 25. С. 458; 39. С. 731; 13. С. 331; 8. С. 152; 15. С. 254-355; 19. С. 77].

Однако подобная локализация вступает в противоречие с пря­мым указанием источника - московско-рязанской договорной гра­моты 1381 г. [10. С. 286-287], где утверждается что Лопастна на­ходилась «на Рязанской стороне за Окою» [9. С. 29]. В. А. Кучкин за­мечает, "что фраза «почен Лопастна» означает «начиная с Лопастна (Лопастны)» и имеется в виду река, а не населенный пункт [15. С. 254-355; 19. С. 77]. Однако это утверждение не согласуется с содержанием других грамот московских князей (почему-то всегда сторонники этой версии местонахождения Лопастны останавлива­лись лишь на указании грамоты 1381 г., не проводя анализ и других грамот московских князей). Московско-рязанская граница по гра­моте 1381 г. была установлена по р. Оке; все левобережье Оки от­носилось к Москве. В договорах же московских великих князей Дмитрия Донского, а затем Василия Дмитриевича - с серпухов­ским князем Владимиром Храбрым (1389 и 1390 гг.) последнему дается Новый Городок «в Лопасны место» или «что ти ся достало против Лопастны» [9. С. 31, 37]. Очевидно, что Московское княже­ство лишилось Лопастны, которая была отдана Рязани, следова-

44

тельно, и находилась на правой (рязанской) стороне Оки. Впрочем, часть волости, видимо, распространялась и на московскую сторону Оки, но осталась она у московских князей. Рязань же получила только городок Лопастну, очень важный для нее в стратегическом плане. Сторонниками локализации Лопастны на правом берегу Оки были Р. В. Зотов, Н. И. Троицкий, М. С. Грушевский, А. Н. Насо­нов, А. А. Юшко, причем мнение их было подкреплено археологиче­скими данными. Напротив устья р. Лопасни, на другой стороне Оки у д. Макаровки, находится большое древнее городище, которое и отождествляется с Лопасней ХII в. [11. С. 184; 43. С. 3; 7. С. 605; 22. С. 227; 48. С. 117; 46. С. 72, 107]. (Уже В. Н. Татищев предполагал существование «особого» г. Лопасны [40. С. 299].)

Указание летописи на переправу войск Дмитрия Донского через Оку у устья р. Лопасни и остановку после переправы воеводы Тимо­фея Васильевича «у Лопасны» дает дополнительный аргумент в пользу выбранной локализации [31. С. 54]. Окончательно отметают первую версию о местонахождении Лопасни сведения о том, что с. Лопасня в верховьях р. Лопасны «сложилось не ранее XVI в. из трех населенных пунктов - д. Бадеево, с. Зачатьевского, с. Садки» [4. С. 350].

Четкую картину разделения исконно рязанских и бывших черни­говских владений представляют две территориальные области, от­торгнутые Москвой от Рязани в начале XIV в. Это коломенские воло­сти и так называемые «Лопастеньские места». (Такое название фи­гурирует в духовной грамоте Ивана Ивановича около 1356 г. [9. С. 15; 10. С. 281].) Само название последних указывает на их при-крепленность к Лопастне, а, следовательно, на былую принадлеж­ность Чернигову. Состав этих земель показан в духовной грамоте Ивана Калиты; правда, какие именно волости из выделенных князю Андрею относились к «Лопастеньским местам», сказать трудно.

Термин «Лопастеньские места» можно понимать двояко. Во-первых, как территории, прилегающие к р. Лопасне, и, во-вторых, как местности, которые «тянули» к центру Лопастне. Второе мнение более вероятно. При перечислении в грамотах Ивана Калиты воло­стей, достававшихся князю Андрею, на первом месте стояла имен­но Лопастна, что свидетельствовало о ее наибольшем значении среди владений князя. Возможно, Лопастна, не будь она отдана обратно Рязани, переросла бы в город, к которому «тянул» бы ряд во­лостей. Однако эту роль взял на себя Серпухов, а стоявшая на втором месте после Лопастны Северска вовсе исчезла с политической карты.

Какие именно «места» были связаны с Лопастной? Отдельный массив земель отдает Иван Калита в удел князю Андрею, своему третьему сыну. («А се далъ есмь сыну своему Андрею: Лопастну,

45

Северьску, Нару[нижьское], Серпоховъ, Нивну, Темну, Голичичи, Щитовъ, Перемышль, Растовець, Тухачевъ» [9. С. 7, 9].) На первом месте среди передаваемых князю Андрею волостей стоит Лопаст-на. Можно предположить, что остальные волости (смежные друг с другом) и были «Лопастеньскими местами». Однако вполне вероят­но, что в удел князю Андрею были отданы не только бывшие рязан­ские земли, но и часть древних московских волостей, включая и го­род Перемышль Московский (иногда ошибочно отождествляемый с Перемышлем Калужским) [38. С. 7-8; 8. С. 153]. По свидетельству М. К. Любавского, волости Северска, Щитов, Растовец, Тухачев на­ходились «на древнейшей же территории Московского княжества» [20. С. 33, 34]. Неизвестно, на что опирался М. К. Любавский в сво­их выводах, но вслед за ним на всех исторических картах «Лопас-теньским местам» стали отводить пространство по рекам Лопасне и Наре [19. Карта]. Найти факты, подтверждающие или опроверга­ющие выводы М. К. Любавского, не удается. К некоторым заключе­ниям можно придти, анализируя все ту же духовную грамоту вели­кого князя Ивана Калиты. Волости, отдаваемые в удел князю Анд­рею, записаны в определенном порядке, причем, определяя их местоположение, мы убеждаемся, что они представляют собой два массива земель. Первый из них начинается с Лопастны и заканчи­вается Щитовом, кругом опоясывая бассейны рек Лопасни и Нары. Перемышль прерывает цепочку следующих друг за другом смежных волостей. С него начинается второй массив земель (Перемышль, Растовец, Тухачев). Этот массив расположен отдельно от первого и занимает побережье реки Мочи (приток Пахры). Волость Северьска выделяется из состава первого массива земель, но ее принадлеж­ность к «Лопастеньским местам» очень вероятна, так как ее можно отождествить с летописным Свирельском - древней черниговской волостью. Волость Северьска занимала верховье реки Северки и отделяла бывшие рязанские (еще ранее - черниговские) земли от собственно московских.

С левой стороны р. Лопасни в XVI-XVII вв. известна Замыцкая волость [6. С. 579]. Ее название было, очевидно, связано с «мытом» - налогом на торговую деятельность, собираемым на границе мос­ковских и рязанских владений. Видимо, где-то выше волости За-мыцкой, у Перемышльской волости, с которой она граничила, у вер­ховья р. Лопасни было место сбора мыта. Такое место известно близ с. Фоминского (современный г. Наро-Фоминск) на р. Наре [4. С. 478]. Видимо, само село Фоминское образовалось возле древ­него места сбора мыта. По археологическим данным, поселение на месте с. Фоминского существовало с XII в. Здесь проходила древ­няя московская граница [4. С. 479].

46

Итак, от «Лопастеньских мест» следует отделить волости Пере­мышль, Растовец, Тухачев. Они составляли южную оконечность древнего Московского княжества, и определение их местоположе­ния позволяет наметить часть первоначальной южной московской границы. К числу земель, оторванных от Рязанского княжества, от­носятся оставшиеся волости, выделенные князю Андрею. Их лока­лизация выявляет территорию, присоединенную к Москве вместе с коломенскими землями.

«Лопастеньские места» - одно из первых приобретений мос­ковских князей. Однако сама Лопастна не стала неотъемлемой час­тью Московского княжества. Если «тянувшие» к Лопастне земли, так называемые «Лопастеньские места», остались за Москвой и соста­вили основу удельного Серпуховского княжества, то сам центр «Ло­пастеньских мест» в итоге вернулся к Рязани.

Присоединение Коломны, коломенских волостей и «Лопастень­ских мест» к Москве - не одновременный акт, состоявшийся и за­вершившийся в 1300 (1301) г. [20. С. 40; 44. С. 459; 42. С. 22]. Ос­новная часть отторгнутых от Рязани территорий какое-то время на­ходилась в неопределенном владельческом подчинении (Москве или Рязани), затем была инкорпорирована в состав Московского княже­ства и лишь значительно позже юридически, на договорной основе оформлена в качестве московской территории. При этом Москве пришлось отказаться от, вероятно, очень выгодного в стратегичес­ком плане плацдарма на правом берегу реки Оки - Лопастны.

В процессе приобретения Москвой части Рязанского великого княжества можно выделить несколько ключевых моментов.

В 1300 (1301) г. произошло сражение между московскими и ря­занскими войсками, в результате которого рязанский князь Кон­стантин Романович был пленен московским князем Даниилом Алек­сандровичем [27. Стб. 208; 30. С. 173]. По мысли А. А. Горского, князь Даниил был призван в поход на Рязань соперниками правив­шего там князя Константина князьями Ярославичами (Михаилом и Иваном) [5. С. 29]. В итоге на рязанском престоле утвердился князь Михаил Ярославич, а московский правитель после победы над кня­зем Константином оставил у себя Коломну, зная, что обязанные ему рязанские князья не будут ее требовать обратно. Тем более что Даниил держал у себя в плену бывшего великого князя рязанского, которого мог в любой момент отпустить да еще и поддержать. Ря­занские князья были бы рады вернуть Коломну, но не могли, так как был жив их соперник - козырь в руках московского князя.

Держа в плену князя Константина, московский князь, возможно, рассчитывал заставить его отречься от части рязанских земель. Князь Даниил, «держа его у себя в нятьи, но в береженьи и чести

47

всяцей, хотяще бо ся с ним укрепити крестным целованием и отпу-стити его в его отчину на великое княжение Рязанское» [30. С. 173]. Повторялась ситуация 1177 г. [21. С. 180], когда князь Всеволод Большое Гнездо пленил рязанского князя Глеба Ростиславича и за освобождение потребовал отдать «Коломну и ближние ко Влади­мирским волости» [40. С. 119]. Видимо, параллель с событиями бо­лее чем столетней давности и позволила утверждать о присоедине­нии Коломны, а вместе с ней и Лопастны к Москве в 1300 (1301) г., хотя в летописи ничего о каких-либо территориях, отторгнутых от Рязани, не сказано. Впрочем, рязанский князь Константин не хотел лишаться части своих владений, не шел на уступки, а потому был убит в 1306 г. более решительным московским князем Юрием Да­ниловичем - сыном и преемником умершего ок. 1303 г. князя Да­ниила Александровича [29. С. 184; 30. С. 176; 33. С. 86-87]. Если до этого события обладание Москвой Коломной лишь вероятно, то теперь Москва фактически присоединила рязанские земли к своим владениям [17. С. 27]. Возможно, недовольство великим князем Юрием Даниловичем, не желавшим делиться полученными земля­ми со своими братьями, вызвало их отъезд в том же году из Моск­вы в Тверь [30. С. 176].

Владение Лопастной de facto не было оформлено юридически. Земли, которые захватила Москва, оставались спорными.

Известно, что в 1306 г. Юрий Московский побывал в Рязани [33. С. 86-87; 26. С. 352]. После этого события в летописи следует со­общение об убийстве в Москве князя Константина [33. С. 86-87; 26. С. 352]. Можно высказать предположение о состоявшемся дого­воре московской и рязанской сторон, итогом которого было, ве­роятно, оставление у Москвы бывших рязанских владений взамен на ликвидацию соперника правящего рязанского князя. Но так же возможно и то, что, видя бессилие московского князя, на которого в это время ополчились Тверь и Орда, рязанские князья не захоте­ли заключать никаких договоров. Князь Юрий и приезжал-то, види­мо, в Рязанскую землю просить о помощи в нелегкой борьбе с дву­мя противниками. И тогда плененный князь Константин стал лиш­ним в политической игре...

Впервые московское обладание Лопастной было документаль­но оформлено в духовных грамотах Ивана Калиты, относимых к 1336 и 1339 гг. [16. С. 175-177; 18. С. 206-225]. Но Рязань так и не признала Лопастну за Москвой.

О том, что до 1358 г. существовал московско-рязанский дого­вор, мы узнаем из духовной грамоты великого князя Ивана Ивано­вича. Этот договор утвердил некий обмен земель, по которому к Рязани отошла Лопастна, но Москва приобрела «Новый городокъ на оусть Поротли» и «иная места Р[язаньск]ая отменьная» [9. С. 15]

48

Показательно, что в духовной грамоте 1353 г. князя Симеона Гор­дого Лопастна не упомянута. В духовной же 1356 г. князя Ивана Красного выражено беспокойство по поводу судьбы московских владений: «А ци по грехомъ, имутъ искати из Орды Коломны, или Лопастеньских месть,   или  отменьных местъ Рязаньскихъ...»  [9. С. 15]. Московские князья уже давно распоряжались коломенскими и иными бывшими рязанскими землями, завещали их, делили, а тут вдруг неожиданно начали тревожиться о том, что их могут отобрать И это после того, как настоящий владелец данных земель (рязан­ский великий князь) утвердил их за Москвой. Видимо, такое пове­дение было связано с политическими событиями того времени, происходившими в Северо-Восточной Руси, испытывавшей силь­ное влияние со стороны Орды.

22 июля 1353 г., во время отсутствия московского князя Ивана Ивановича, после смерти брата Семена отправившегося в Орду [27. С. 217; 30. С. 226; 32. Стб. 62], войска рязанского великого князя Олега Ивановича «взяша» Лопастну и «наместника изымаша Михаила Александровича» [27. С. 217; 30. С. 227; 32. Стб. 62]. Мос­ковского наместника отвезли в Рязань, держали там его «в истом-ленiи велице», «биша его», и лишь после с трудом удалось вернуть ему свободу («и потом едва выкупиша его») [30. С. 226; 32. Стб. 62]. Вполне вероятно, что вместе с выкупом московского наместника был достигнут  некоторый  компромисс  и  относительно  спорных между Москвой и Рязанью территорий. Как становится понятным из московско-рязанского договора 1381 г., в качестве возмещения за Лопасну, а также уезд Мстиславль, Жадене городище, Жадемль, Дубок, Броднич «с месты», находившиеся на правой, «Рязанской», стороне Оки, московский князь получил Новый городок, Лужу, Ве­рею, Боровск и «иная места Рязанская» на левой, «Московской», стороне Оки [9. С. 29]. «Иными местами Рязанскими», видимо, на­зывались земли в окрестностях перечисленных пунктов  Вызывает возражение отождествление А. А. Юшко этих «мест» с коломенски­ми волостями,  появившимися в завещаниях московских князей 1356 и 1389 гг. (Кашира, Комарев «з берегом») [9. С. 15, 33]. Эти волости явились результатом колонизации и хозяйственного осво­ения уже присоединенных к Москве земель. К ним следует приба­вить и Мещерку у Коломны [9. С. 15], которую, по логике А. А. Юш­ко, тоже следовало бы причислить к «иным местам Рязанским» [48. С. 118].

Рязанский великий князь, очевидно, не был доволен достиг­нутым соглашением, а потому обратился за помощью к Орде. В 1358 г. в Рязанскую землю прибыл «посолъ великъ изо Орды» ханский сын Мамат Хожа [30. С. 239]. Ордынский посол, несмотря на то, что был доброхотом рязанского великого князя [41. С. 109;

49

20. С. 57; 14. С. 211], в рязанских землях много «зла сотвори» [32. Стб. 67], а потом «посла на Москву къ великому князю Ивану Ивано-вичю... о розъезде земли Рязанскiя, пределы и межи утверъдити нерушимы и непретворимы» [30. С. 239]. (По замечанию В. Н Тати­щева, «Магмет-ходжа» планировал «Лопасню и другие волости» пе­редать рязанскому князю [41. С. 109] ) Московский князь не пустил Мамат Хожу в свои пределы («не въпоусти его во свою очину въ Ро-усьскую земьлю») [32. Стб. 67], а вскоре неожиданно посол был отозван в Орду и «убiенъ бысть повеленiемъ царевымъ» [30. С 239]. Благодаря вставке в Никоновской летописи, «занеже клевета прiиде на него ко царю» [30. С. 239], возникает подозрение о при­частности к делу убийства посла московского князя. Так или иначе, за исключением Лопастны, коломенские и иные бывшие рязанские владения остались за Москвой.

Впрочем, угроза продолжения вмешательства Орды в распре­деление земель между Рязанским и Московским княжествами еще существовала, что и отразилось в духовной грамоте великого князя Ивана Красного.

Итак, после 1353 г. был заключен московско-рязанский дого­вор, разрешивший территориальные споры между московскими и рязанскими князьями. В 1385 г. последовал набег великого князя Олега Рязанского на Коломну («Олегъ Рязаньскiй суровейшiй взя Коломну, пришедъ изгономъ» [30. С. 86]), но он преследовал лишь цель грабежа и опустошения московской земли в отместку за со­вершенное нападение войска московского князя на Рязанскую зем­лю в 1382 г. [30. С. 81; 15. Стб. 146].

Что касается утверждения А. И. Цепкова о существовании дого­вора между Москвой и Рязанью между 1325-1327 гг., закрепивше­го за Москвой Коломну [21. С. 181], то оно основано на неверном прочтении источника - все того же «докончания» 1381 г. В нем го­ворится о «володимерском порубежье», которое было зафиксиро­вано «при великом князе при Иване Даниловиче, и при... великом князе Иване Ярославиче» [9. С. 29]. Московско-рязанская граница не относилась к владимирско-рязанской, так как московские и ве­ликокняжеские (владимирские) владения до кон. XIV в. и позже не смешивались [5. С. 29]. Известие о договоре между рязанским и московским князьями обнаруживается в летописи. Относится оно к 1320 г. (а не к 1325-1327 гг., как считал А. И. Цепков). Тогда «ходи князь Юрьи ратью с братомъ Иваномъ на Рязань на князя Ивана Ростиславьского, и доконцаша миръ» [36. С. 338]. В договоре, оче­видно, была решена проблема владимирско-рязанской границы

Первая дошедшая до нас грамота, определившая отношения Рязанского и Московского княжеств, относится к 1381 г. «Доконча-ние» великих князей Дмитрия Ивановича и Олега Ивановича 1381 г.

50

впервые определяет границы между московскими и рязанскими владениями. Из этой грамоты становится понятным, что ранее гра­ницы проходили по реке Оке до реки Цны и вверх по Цне и, кроме того, заходили на правую сторону Оки («на Рязанской стороне за Окою, что доселе потягло къ Москве»), где находился «почен Лопа-стна, уездъ Мстиславль, Жадене городище, Жадемль, Дубокъ, Броднич с месты» [9. С. 29].

Вероятно, территория волости Лопастны соответствовала Ту­ровскому стану Каширского уезда; во всяком случае Туровский стан занимал устье р. Лопасни и располагался по обеим сторонам р. Оки, то есть находился на том же месте, что и волость Лопастна [23. С. 1509-1525]. Видимо, центром оставшихся у Москвы земель (после возврата Лопастны рязанским князьям) стало с Турово (у р. Лопасни), и весь стан позже стал называться Туровским. Поте­рянный центр волости Лопастны локализуется около д. Макаровка на правом берегу р. Оки, напротив устья р. Лопасни, где находится сильно укрепленное крупное городище [46. С. 72, 104; 47. С. 282- 284; 48. С. 117].

Указанная в перечне завещания Ивана Калиты среди волостей князя Андрея вслед за Лопастной волость Северьска, находилась в районе верховья р. Северки [20. С. 34], то есть вразрез с логикой княжеских завещаний, где территориальные единицы перечисля­лись одна за другой согласно территориальной близости. Волость Северьска, по нашему предположению, соответствовала Сверилес-ку ХII в. и находилась в непосредственном соседстве с коломенски­ми землями (волостью Скульневым). К северу от нее была, очевид­но, волость Тухачев. Других московских владений в окрестностях верховья р. Северки духовные грамоты Ивана Калиты не отмечают.

Вслед за Северьской следует волость Нарунижское. Эта во­лость не известна актам более позднего времени и вообще не упо­минается нигде, кроме завещания Ивана Калиты. Судя по назва­нию, Нарунижское находилось в низовьях р. Нары, возможно, со­ставляя часть будущего Окологородного стана Серпухова.

Территория волости Серпохов (очевидно, будущий Околого-родный стан Серпуховского уезда) распространялась на восток и запад от р. Нары, с юга ограничиваясь р. Окой [6. С. 591]. Единст­венный сохранившийся документ называет на территории волости с. Халдеевское на р. Каменке (правый приток Речмы, впадающей в Оку ниже устья р. Нары) [1. С. 374; 48. С. 118]. Название волость получила, очевидно, от р. Серпейки (левый приток Нары), в устье которой находился центр волости - Серпухов [48. С. 118]. Сви-детельство о том, что город Серпухов был заложен в 1374 г. [31.С.20], видимо, не заслуживает внимания [38. С.11-12;  4. С. 381-

51

382]. Город в качестве центра удела князя Владимира Андреевича с «тянувшими» к нему волостями существовал и до этого времени. Духовные грамоты Ивана Калиты упоминают село Серпоховьское.

Известия о волости Нивне отсутствуют и в источниках, и в ис­следованиях по географии Московского княжества. Вероятно, она находилась где-то возле Серпухова и р. Нары, так как следующая волость - Темна - лежала выше Серпухова на левом берегу р. На­ры [20. С. 42].

Название волости Темны связывается с р. Теменкой, левым при­током р. Нары [6. С. 591; 16. С. 180]. На р. Теменке до настоящего времени сохранилось село Спас-Темня, принимаемое за центр во­лости [38. С. 9; 8. С. 152; 48. С. 118]. Проведенные А. А. Юшко ар­хеологические исследования выявили на территории села большое поселение XIV в. площадью около 3,3 га [48. С. 118].

Используя сохранившиеся данные XVII в. (писцовая книга 1676- 1682 гг.), исследователи определяли местоположение волости Го-личичи по обоим берегам р. Нары, выше по течению реки от во­лости Темны [20. С. 42; 8. С. 7; 6. С. 550]. Однако, как заметила А. А. Юшко, в Уставной губной записи («Запись о душегубстве» 1456-1462 гг.) указана волость «Голичици по Нару» [3. С. 87; 2. С. 27; 35. С. 187; 45. С. 349-358; 37. С. 53-58]. Таким образом, территория волости Голичичи примыкала к левой стороне р. Нары, не заходя на ее правобережье. Впрочем, можно по-иному интер­претировать известие Губной записи. В ней указывалась террито­рия, «что тянет душегубьством к Москве», и по отношению к Голи-чичам указан ориентир «по Нару» [2. С. 27]. Можно понять эту за­пись так, что часть волости Голичичи (по Нару) «тянула» в судебном отношении к Москве, а часть (за Нарой) к ней не относилась. Кста­ти, при перечислении всех волостей в Губной записи только к Голи-чичам применена географическая привязка.

Наконец, последняя из лопастенских волостей, указанных в завещании Ивана Калиты - Щитов - занимала пространство от р. Нары до верховья р. Мочи. Центром волости был городок Щитов, местоположение которого спорно. В. Н. Дебольский и П. Ф. Симеон видят его в с. Щитове, находившемся при истоках р. Мочи [8. С. 153; 38. С. 7-8]. Однако в духовной грамоте князя Владимира Андреевича, где намечается раздел волости Щитова между двумя сыновьями серпуховского князя (Семеном и Василием), разъезд начинается «от городка от Щытова по Наре вверхъ», то есть, оче­видно, что Щитов находился возле р. Нары [9. С. 46]. По мнению А. А. Юшко, «это какое-то не известное на Наре городище» [48. С. 120]. Волость Щитов разделялась в духовной грамоте Владими­ра Серпуховского на две половины по р. Кремичне (Кременке), при­току Нары. Таким образом, территория волости Щитов располага-

52

лась в обе стороны от р. Кременки по р. Наре, захватывая и верхо-уье р. Мочи [20. С. 34; 8. С. 7-8; 48. С. 120].

Локализация волостей из удела князя Андрея позволяет наме­тить участок московской границы, существовавшей с начала по се­редину XIV в. Граница шла по р. Оке, лишь при устье р. Лопасни пе­реходя на ее правую сторону, а затем пересекала р. Оку за рекой Нарой. (Такая же граница определяется при анализе московско-ря­занского договора 1381 г., впервые фиксирующего пределы мос­ковских и рязанских владений в Приокском регионе [9. С. 29].) Да­лее, за р. Нарой, граница не была четко определена. Московские владения, видимо, заходили на правую сторону р. Нары (волости Серпохов, Темна, возможно, Голичичи). Единственное известное рязанское владение в этом регионе - это погост Холхол, возмож­но, находившийся на р. Холхол (левый приток Протвы в ее низовь­ях) [34. С. 46]. Между московскими и рязанскими землями пролега­ла полоса незанятых земель, начавшихся осваиваться уже при мос­ковской власти.

Под управлением удельных князей серпуховских земли по ре­кам Лопасне, Наре, а после - Протве и Луже начинают деятельно осваиваться.

Итогом активной хозяйственной деятельности князя Владимира Андреевича было выделение 6 уделов в составе Серпуховского кня­жества. На территории бывших «Лопастеньских мест» возник город Серпухов - центр княжества,- к которому «тянул» ряд волостей: Городец (Новый городок при устье р. Протвы), Нарьское (вероятно, бывшее Нарунижьское), Нивна, Темна, Синилища (местоположение неизвестно), Гомонин (местоположение неизвестно), Ярославля слободка (вряд ли можно видеть ее в селении Ярославцево в севе­ро-восточной части Алексинского уезда Тульской губернии), Мок­рая слободка (ее центр видят в д. Мокрово (Мокрое) в 10-ти вер­стах от Серпухова, с правой стороны р. Нары [38. С. 63]), Дягилева слободка (неизвестно, можно ли отождествить ее с Дягилевым ста­ном Можайского уезда, находящимся между реками Москвой и Протвой, к востоку от Можайска, то есть совершенно в стороне от серпуховских земель), Лвова (ее центр видят в селении Львове в 30 верстах от Подольска, севернее верховья р. Лопасни), Верх-Москвиц слободка. Из перечисленных лишь Городец (Новый горо­док) и, возможно, Дягилева слободка не относились к описываемой территории. Также ничего нельзя сказать о местоположении еще четырех серпуховских волостей.

53

Карта. "Лопастеньские места".

54

1.     Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси конца XIV-начала XVI вв. Т. III. M., 1964.

2.     Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси конца XIV-начала XVI вв. Т. II. М., 1958.

3.     Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи Ар­хеографическою экспедициею Императорской Академии Наук. Т. I. СПб, 1836.

4.     Города Подмосковья. Кн. 3. М., 1981.

5.     Горский А. А. Москва и Орда. М., 2000.

6.     Готье Ю. В. Замосковный край в XVII веке: Опыт исследования по ис­тории экономического быта Московской Руси. М., 1906.

7.     Грушевський М. С. Iсторiя Украiни-Руси. Т. 2. Киев, 1992.

8.     Дебольский В. Н. Духовные и договорные грамоты московских кня­зей как историко-географический источник // Записки императорского рус­ского археологического общества. Т. XII. Вып. II. Новая серия. Кн. 5. СПб. 1901.

9.     Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV-XVI вв. М.; Л., 1950.

10.  Зимин А. А. О хронологии духовных и договорных грамот великих и удельных князей XIV-XV вв. // Проблемы источниковедения. Вып. VI. М., 1958.

11.      Зотов Р. В. О черниговских князьях по Любецкому синодику и о Чер­ниговском княжестве в татарское время // Летопись занятий Археографи­ческой комиссии. 1882-1884. Вып. 9. СПб., 1893.

12.      Карамзин Н. М. История государства Российского в 12-ти томах. Т. II-III. M., 1991.

13.      Ключевский В. О. Сочинения. Кн. 1. М., 1993.

14.      Кузьмин А. Г. Рязанское летописание: Сведения летописей о Ряза­ни и Муроме до середины XVI века. М., 1965.

15.      Кучкин В. А. Договорные грамоты московских князей XIV века. Внешнеполитические договоры. М., 2003.

16.      Кучкин В. А. Из истории средневековой топонимики Поочья (назва­ния древних московских волостей) // Ономастика Поволжья. Саранск, 1976.

17.      Кучкин В. А. Русские княжества и земли перед Куликовской бит­вой // Куликовская битва. М., 1980.

18.      Кучкин В. А. Сколько сохранилось духовных грамот Ивана Кали­ты? // Источниковедение отечественной истории, 1989 г. М., 1989.

19.      Кучкин В. А. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в X-XIV вв. М., 1984.

20.      Любавский М. К. Образование основной государственной террито­рии великорусской народности (заселение и объединение центра). Л., 1929.

21.      Материалы к истории Рязано-Муромского княжества // Славянские хроники. СПб., 1996.

22.      Насонов А. Н. «Русская земля» и образование территории древне­ русского государства: Историко-географическое исследование. М., 1951.

55

23.  Писцовые книги Московского государства. Ч. I. Отделение II. СПб., 1877.

24.  Погодин М. П. Исследования, замечания и лекции о русской исто­рии. Т. IV. Период удельный: 1054-1240. М., 1850.

25.  Погодин М. П. Разыскания о городах и пределах древних русских княжеств с 1054 по 1240 гг. // Журнал Министерства внутренних дел. 1848. Т. XXIII. Кн. 9.

26.  Приселков М. Д. Троицкая летопись: Реконструкция текста. М.; Л., 1950.

27.  ПСРЛ.Т. I. M., 1962.

28.  ПСРЛ.Т. II. М., 1962.

29.  ПСРЛ.Т. VII. М., 1965.

30.  ПСРЛ.Т. X. М., 2000.

31.  ПСРЛ.Т. XI. М., 2000.

32.  ПСРЛ.Т. XV. М., 1965.

33.  ПСРЛ. Т. XVIII. М., 1949.

34.  Романов Б. А. Изыскания о русском сельском поселении эпохи фе­одализма // Вопросы экономики и классовых отношений в Русском госу­дарстве XII-XVII вв. М.; Л., 1960.

35.  Российское законодательство X-XX веков. Т. 2. Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государ­ства. М., 1985.

36.  РЛ. Т. 10. Новгородская летопись старшего и младшего изводов Рязань, 2001.

37.  Семенченко Г. В. О датировке московской губной грамоты // Совет­ские архивы. 1978. № 1.

38.  Симеон П. Ф. История Серпухова в связи с Серпуховским княжест­вом и вообще с отечественною историею. М., 1880.

39.  Соловьев С. М. Сочинения. Кн. I. Т. 1-2. История России с древ­нейших времен. М., 1993.

40.  Татищев В. Н. Собрание сочинений. Т. 2, 3. История Российская. М., 1994.

41.  Татищев В. Н. Собрание сочинений. Т. 5, 6. История Российская. М., 1996.

42.  Тихомиров М. Н. Древняя Москва: XII-XV вв. Средневековая Рос­сия на международных путях: XIV-XV вв. М., 1992.

43.  Троицкий Н. И. Село Городище Каширского уезда Тульской губер­нии, древний город Лопасня и монастырь Св. Николая Чудотворца Четырех Церквей. М., 1901.

44.  Черепнин Л. В. Образование Русского централизованного государ­ства в XIV-XV веках. М., 1960.

45.  Черепнин Л. В. Русские феодальные архивы XIV-XVI вв. Ч. II. М., 1951.

46.  Юшко А. А. Московская земля IX-XIV веков. М., 1991.

47.  Юшко А. А. О некоторых волостях и волостных центрах Московской земли XIV в. // Древняя Русь и славяне. М., 1978.

48.  Юшко А. А. О пределах Московского княжества Ивана Калиты // СА. 1985  № 2.

56

 

"Лопастеньские места" // Верхнее Подонье: Природа. Археология. История: Сб. статей в 2-х т. Т. 2. История. Этнография. Искусствоведение. Под ред. А.Н. Наумова. Тула: Гос. музей-заповедник “Куликово поле”, 2004. С. 54.

Цветной вариант карты из неопубликованного "Атласа Московской Руси"

Карта из диссертации



Сайт Виктора Темушева.

Поиск

Облако тегов

беларусь велиж «великая война» «великое княжество московское» «великое княжество тверское» «верховские княжества» витовт вкл воротынск «восточная европа» «вяземские князья» «вяземское княжество» «вялікі гістарычны атлас беларусі» «галицко-волынское княжество» граница границы «грюнвальдская битва» «дмитрий донской» дмитровец «древняя русь» «историческая география» карты «киевская земля» «кричевский повет» крошинские «куликовская битва» «литовско-тверская граница» любутск метельский «московско-литовская война» «московско-литовская граница» «московское княжество» «нойбургские владения» опаков «первая мировая война» «пограничная война» «полоцкое воеводство» «полоцкое княжество» поугорье «речь посполитая» «ржевская земля» «рославльский уезд» россия русь «северо-восточная русь» славяне спиридонов «средние века» «тарусское княжество» ягайло