[Роль Дмитровца в системе обороны восточной границы ВКЛ]


Информация о Дмитровце в письменных источниках предшествовавшего времени отражалась в большинстве случаев из-за его причастности к московско-литовским пограничным отношениям. Городок возникал как препятствие на пути движения московских войск вглубь территории ВКЛ, сам являлся объектом нападения и включался в списки московско-литовских договоров как пункт возможных притязаний одной из сторон.

Выполнение Дмитровцом какой-то роли в системе обороны восточной границы ВКЛ не вызывает сомнения. Эта роль проявилась в начале XV в., когда Поугорье вошло в состав ВКЛ, и стала особенно заметной после 1494 г., когда московско-литовская граница вплот(с. 114)ную приблизилась к р. Угре. В чем же заключалось оборонительное значение городка на р. Угре?

Прежде всего, сам городок Дмитровец представлял собой мощный замок, стоявший на крутом берегу р. Угры между двумя оврагами. (Карта 1). Естественного образования холм, на котором было устроено поселение, был подвергнут серьезным изменениям в связи с сооружением кольцевого вала и выравниванием внутренней площадки (овальной формы, размером 36х56 м). Насыпь вала (от 1 до 3 м) создавалась из речного песка, но была подкреплена особой конструкцией из деревянных жердей и прутьев, обмазанных глиной и обожженных. Земляной вал периодически подсыпался, причем между подсыпками проходило довольно много времени. У основания холма был вырыт ров, хорошо просматривающийся и теперь (глубина до 1 м). Общая высота жилой площадки городища составила 34-35 м над уровнем воды в реке. Внутри песчаной насыпи вала был выявлен тонкий культурный слой, находка сосуда XV в. в котором дала основание для датировки оборонительных сооружений временем не ранее XV в.[351]

Следует заметить, что поселение в пределах городища возникло в железном веке, существовало в период Древней Руси, но наиболее активно функционировало в XIV-XV вв. Судя по археологическим данным, жизнь городка прекратилась в конце XV в.[352]

Городок Дмитровец находился на довольно значительном расстоянии (2 км) от устья р. Вори и поэтому не мог надежно прикрывать расположенные еще ниже по течению р. Угры броды. (Карта 2). А именно последние были наиболее удобны для вражеских вторжений. Главными функциями дмитровского замка, вероятно, были: контроль бродов, заслон дороги на Вязьму и далее на Смоленск, сторожевая и наблюдательная службы.

(с. 115) На тенденцию возникновения водораздельных городищ (на водораздельных участках рельефа) при сухопутных дорогах обратил внимание А.Н. Наумов[353]. По мысли исследователя, городища (не только водораздельные) могли функционировать как ямы (пункты остановки), как места сбора дорожных налогов на границах княжеств, а также «как форпосты военной обороны на наиболее удобных путях вторжения противника, каковыми являлись сухопутные дороги развитого средневековья и речные броды»[354]. А.Н. Наумов рассматривал в основном регион Тульской области, но обозначил дорогу из Калуги на Мезецк (Мещовск) и при ней городище Спас-Городок (средневековое Крайшино) у устья р. Угры[355]. Дорога эта шла до Брянска и дальше. Так, московский посол князь Иван Семенович Кубенский в 1500 г. направлялся в Крым, минуя Калугу и «перевезшися Угру»[356]. Маршрут следования крымского посла из Москвы до Рыльска описан под 1502 г. по станам, из которых Лисин, Калуга, Воротынск, Серенск заставляют пересечь р. Угру у ее устья[357]. Известна рассматриваемая дорога также по «Книге Большому чертежу» 1627 г. и подписана на карте Генерального межевания XVIII в.[358] Спасский монастырь и село Спасское указаны, соответственно, в обоих источниках[359].

Другая дорога от Калуги вела к Смоленску, но она не пересекала р. Угру, а придерживалась ее левой стороны и шла далее, оставляя в стороне Медынь[360]. Более значимой для Поугорья была дорога, (с. 116) сливавшаяся со Смоленской в районе устья р. Суходрев и шедшая от устья р. Шани, впадающей слева в Угру, а дальше от Мещовска или Вязьмы[361]. (Карта 3). Значимым пунктом этой дороги являлось село Товарково, неоднократно упоминаемое в «Книге Большому чертежу»[362]. «На Шане слобода, что Товарков садил, по Угру ж» известна по завещанию великого князя Ивана III[363]. Из слободы выросло село - центр волости, располагавшейся почти у самого устья р. Шани[364]. Напротив Товаркова, на правой стороне р. Угры в XVIII в. стоял погост Рожественской, место которого на карте Генерального межевания обозначено символом монастыря - укрепленного поселения с церковью. Археологические данные о времени существования поселения на р. Угре напротив устья р. Шани отсутствуют, однако, убедившись в значимости места, с которого удобно было бы контролировать перевоз[365] через Угру по линии большой дороги, можно предположить существование и в XV в. на месте погоста Рожественского (село Рожество XIX в.) укрепленного пункта. Благодаря находившемуся чуть ниже по течению Угры Залидову и упоминанию в событиях 1480 г. старого и нового города с таким названием[366], существует некоторая вероятность отождествления одного из Залидовых (старого?) с погостом Рожественским. Пункт напротив устья Шани можно сравнить с Дмитровцом напротив устья Вори. В обоих случаях переход на правый берег р. Угры по перевозу или броду позволял оставить в стороне крупный приток этой реки и избавиться от необходимости преодоления лишних водных преград.

Вдоль р. Вори также была проложена большая дорога - из города Калуги в город Гжать[367]. В межевании Юхновского уезда она названа столбовой дорогой из города Гжати в город Юхнов. Шла, огибая полукругом р. Ворю, а затем р. Угру к Юхнову[368]. При желании в любом месте можно было сойти с дороги и пересечь в удобном месте (с. 117) Ворю или Угру. Как раз ниже устья р. Вори при д. Косая Гора, существовало два значительных брода[369]. Подобные броды размещались у д. Колыхмановки - недалеко от Опакова и у Федоткова - возле Ощитова[370]. Также возможно Пустой Мощин при устье р. Рессы, впадающей в Угру, брал на себя контроль брода у д. Барановки через Угру и переправу через саму р. Рессу[371]. Таким образом, целый ряд городков вдоль течения р. Угры своим расположением мог прикрывать опасные для проникновения противника места. При этом броды у Дмитровца были особенно важны в связи с тем, что давали возможность, избежав преодоления преграды в виде р. Вори и весомо сократив расстояние, сразу попасть на дорогу, ведущую к Вязьме.

Дорога из Юхнова в Вязьму - еще одна из существовавших издревле в Поугорье. Ее линия, отмеченная на картах Генерального межевания XVIII в., претерпела к настоящему времени лишь небольшие изменения, связанные в основном с развитием нового центра региона - Юхновской подмонастырской слободы, ставшей в 1777 г. уездным городом Юхновым[372]. По геометрическому плану Юхновского уезда 1780 г. видно, что Большая столбовая дорога из города Мещовска в город Юхнов проходила некогда мимо нового уездного центра: к нему вело ответвление от основного направления[373]. Несмотря на название, дорога эта брала начало скорее от Калуги, чем от Мещовска, к которому нужно было делать резкий поворот[374]. В середине XIX в. Вяземский почтовый тракт от Юхнова следовал к мосту через р. Рессу, на небольшом расстоянии придерживался р. Угры и пересекал последнюю в районе с. Знаменского. Дорога считалась удобной во всякое время года[375]. Согласно Списку (с. 118) населенных мест Смоленской губернии 1859 г. Вяземский почтовый тракт проходил через Рессенские постоялые дворы (на левом берегу р. Рессы) и ряд других поселений, оставляя в стороне село Рупосова (Рупсово)[376]. В свое время это поселение переняло роль волостного центра у Дмитровца, а в 1776 г. на короткое время даже стало уездным городом[377]. Выбор Рупосова, вероятно, был связан с его центральным положением на территории формирующегося уезда. Также к селу должна была подступать значительная дорога, которой могла быть только Вяземская. Рупосово находилось чуть севернее Дмитровца и, таким образом, можно предположить первоначальное прохождение значительной дороги совсем рядом с последним. Однако, все же более вероятны неизменность дороги и существование ответвления от нее к Дмитровцу и Рупосову. 7 км до Рупосова и чуть более 6 км до Дмитровца - незначительное расстояние, которое позволяет считать оба пункта в пределах досягаемости дороги.

Вяземская дорога, несомненно, являлась основным путем, по которому передвигались войска в направлении р. Угры. По всей видимости, именно ей намеревался воспользоваться московский князь Семен Гордый в 1352 г., когда шел на Смоленск; возможно, ее придерживался великий князь литовский Ольгерд в 1368 и 1372 гг. в походах на Москву; использовал Витовт в 1406 и 1408 гг. при движении к р. Плаве и р. Угре. Наконец, великий князь Василий II прошел по ней прямо до Вязьмы, уничтожив по пути Дмитровец. Защита и обеспечение стратегической Вяземской дороги, следовательно, являлось делом чрезвычайно важным. Цепочка городков с замками, расположенных вдоль р. Угры, как раз и выполняла, кроме прочего, функцию заслона Вяземской дороги. Особая роль в этом, благодаря географическому положению, выпала Дмитровцу. Чтобы сократить путь и избежать препятствий как в виде природных объектов (притоки Угры), так и в форме укреплений, созданных человеком (замки в Крайшино, Бышковичах, Опакове и т.д.), удобно было форсировать Угру в районе Дмитровца и, сломив только его оборону, продвинуться уже без вынужденных остановок к самой Вязьме. На отрезке дороги от Дмитровца до Вязьмы не известно ни одного городища, и даже повторная встреча с Угрой, делавшей резкий по(с. 119)ворот с северо-запада на юго-запад, не создавала особой проблемы - в своем верхнем течении река не была широкой и глубокой.

В настоящее время территория вокруг Дмитровца практически не заселена - ее занимает Национальный парк «Угра». Вероятно, что-то подобное представляло собой Поугорье и во времена Витовта. Возвращавшиеся в 1408 г. от устья Угры воины Витовта, согласно Хронике Я. Длугоша, вынуждены были идти по единственной дороге, практически уничтоженной дождями и превратившейся в болото, через край, по большей части покрытый лесами и борами с малым числом сел и деревень[378]. Для переброски войск в район Угры было удобнее всего двигаться от р. Протвы и ее притоков, более-менее освоенных Москвой, или от Медыни. Так можно было легко и быстро достичь устья р. Вори, где один только Дмитровец препятствовал переходу на правую сторону р. Угры и где проходила прямая дорога на Вязьму.

Таким образом, несмотря на существование целой системы укрепленных пунктов вдоль р. Угры, нападение на один лишь Дмитровец создавало опасность прорыва линии обороны и вторжения во внутренние районы ВКЛ войск противника. В 1407 г. Дмитровец не смог противостоять московской силе, и был сожжен[379]. Вероятно, после этого литовские власти поспешили создать более мощный замок, на который в конце XV в. не решились нападать московские служилые люди и который стал надежным стражем не только течения р. Угры, но и значительной территории за ней. Впрочем, неопределенная датировка времени сооружения в Дмитровце нового вала (XV в.), дает возможность приурочить это событие и к периоду последних лет существования городка[380]. Его значение особенно возросло после заключения мира 1494 г. и, вероятно, одним из мероприятий ненадолго появившихся в нем наместников (Ивашки (с. 120) Сопежича и др., неизвестных) стала подготовка к обороне против постоянных нападений московской стороны. Информация С. Герберштейна о Дмитровце - городе и крепости[381], возможно, отразила ситуацию именно конца XV в.

Дмитровец являлся лишь одним из звеньев в цепи городов-крепостей по р. Угре (Ощитов, Опаков, Пустой Мощин, Бышковичи, Залидов, Крайшино), прикрывавших уязвимый для вторжений в центральные области ВКЛ участок границы. Представляется, что, несмотря на существующие различия в принадлежности городков (господарские, частновладельческие), они скоординировано вели наблюдение за передвижением войск противника и своевременно оповещали великокняжеские службы о каких-либо враждебных действиях. Близость расстояния между городками позволяет предположить возможность передачи данных между нами посредством условных знаков (огней или дымов). Под контроль было взято все приграничное течение р. Угры.

Мнение об активной деятельности властей ВКЛ, направленной на создание оборонительного щита на восточной границе государства (в частности, по реке Угре) и конкретно выразившейся в возведении укреплений Дмитровца, основывается во многом на археологических данных. В связи с этим необходимо заметить, что опора на выводы археологов не всегда надежна. Дальнейшее или более внимательное изучение археологических памятников и материалов, извлеченных из них, может дать совсем иную или более точную информацию, которая в итоге опровергнет предположения, выдвинутые на основе имеющихся в настоящее время сведений.

Также и интересный вывод, связанный с наблюдением за местами расположения бродов и обнаружением в их районе городов-крепостей Дмитровца, Опакова и т.д., что свидетельствует об осознанном стремлении организовать контроль за удобными для прохождения войск местами, может быть поставлен под сомнение. Дело в том, что значительные броды на р. Угре являлись таковыми для середины XIX в., в XV же веке они могли либо быть второстепенными, либо вовсе не существовать. В то же время, военно-топографическая карта России (3-хверстка) показывает, начиная от Городца Дмитрова (древний Дмитровец), 15 бродов, часто совершенно не согласованных с якобы предназначенными для их охра(с. 121)ны укрепленными пунктами[382]. Впрочем, отнесенные на небольшое расстояние друг от друга вдоль Угры городки-крепости могли контролировать по участкам все течение реки, поэтому их привязка к определенным значительным бродам хоть и имеет значение, но не обязательна. Не все броды и переправы годились для пересечения большими контингентами войск. По замечанию В.В. Каргалова, для них была важна не только глубина, но и ширина, а также наличие удобных подходов[383]. Особый смысл был в осуществлении контроля именно над теми бродами, рядом с которыми проходили важные дороги. В этой связи, например, Дмитровец приобрел универсальное значение, так как он стоял у брода и наблюдал за движением с левой стороны р. Угры, а также заслонял дорогу, тянущуюся вдоль правого берега этой реки.

Дмитровец стал одним из узловых пунктов в системе обороны восточной границы ВКЛ, и хоть в начале XV в. оказался не в состоянии противостоять московскому войску, но в дальнейшем сумел долгое время обеспечивать нерушимость значительного участка границы. В результате похода московских войск в феврале 1493 г. Дмитровец, вместе с рядом городов с правой стороны Угры был занят, но неизвестно, оказывал ли он сопротивление. Возможно, в нем тогда вовсе не были размещены литовские силы, или они также легко были взяты в плен, как и в остальных городах («всех князей и панов вывели и привели их к государю к нашему к великому князю»)[384]. В феврале 1494 г. Дмитровец был возвращен в состав ВКЛ вместе с территорией левобережья Угры. Городок отстоял все свои земли, чего не смогли сделать такие города, как Опаков, Бышковичи и Залидов. Но в ходе начавшейся в 1500 г. новой московско-литовской войны Дмитровец был окончательно присоединен к Москве. Судя по сведениям крымских посольских книг, произошло это еще до марта 1501 г.[385]

Итак, в представленной работе была проанализирована пограничная ситуация в районе р. Угры и выяснено, что мнение о ее пограничном характере является сильно преувеличенным - московские владения могли подходить лишь только к устью этой реки, а ее обе стороны контролировали власти ВКЛ. Тем не менее, система обороны ВКЛ строилась именно вдоль Угры, как естественного (с. 122) природного барьера. За рекой еще в начале XV в. лежали земли, которые предстояло осваивать. Вероятно, поэтому формирующаяся в то время граница между Великими княжествами Литовским и Московским могла быть условно определена вдоль р. Угры. Реальное же установление московско-литовской границы по течению этой реки произошло в результате первой пограничной войны 1486-1494 гг. В то же время один из пограничных городов - Дмитровец, сумел на время отстоять для ВКЛ свою территорию за Угрой. Благодаря своему удачному расположению, мощным укреплениям и вниманию властей ВКЛ городок превращался из рядовой волости в центр наместничества, средоточие обороны на самом краю государства. Однако ситуация сложилась таким образом, что уже в начале XVI в. благодаря грандиозным успехам России в очередной войне с ВКЛ, граница с берегов Угры была отодвинута далеко на запад. Как только это произошло, пропал и интерес к Дмитровцу. Также и в его укреплениях перестали нуждаться, и в итоге они были оставлены.

Страницы: 1 · 2 · 3 · 4 · 5 · 6 · 7



Сайт Виктора Темушева.

Поиск

Облако тегов

беларусь велиж «великая война» «великое княжество московское» «великое княжество тверское» «верховские княжества» витовт вкл воротынск «восточная европа» «вяземские князья» «вяземское княжество» «вялікі гістарычны атлас беларусі» «галицко-волынское княжество» граница границы «грюнвальдская битва» дмитровец «древняя русь» «историческая география» карты «киевская земля» «кричевский повет» крошинские «куликовская битва» «литовско-тверская граница» любутск метельский «московско-литовская война» «московско-литовская граница» «московское княжество» «нойбургские владения» опаков «первая мировая война» «пограничная война» «полоцкое воеводство» «полоцкое княжество» поугорье «речь посполитая» «ржевская земля» «рославльский уезд» россия русь «северо-восточная русь» славяне спиридонов «средние века» «стародубская война» «тарусское княжество» ягайло