Темушев В.Н. Глава 14. Россия в конце XVI – начале XVII в. // Всеобщая история России с древнейших времен до конца XVIII века / Под ред. проф. О.А. Яновского. – М.: Эксмо, 2008. – С. 238–260.

 

§ 10  Россия в конце XVI - начале XVII в.

 

Смутное время - один из самых драматических периодов российской истории. Оно затронуло все слои населения, вторглось в жизнь каждого человека, перевернув все устоявшиеся представления о власти, государственном устройстве, нравственных ориентирах. Рубеж между двумя веками (XVI и XVII) разделил историю России на две эпохи - до и после Смутного времени.

Смутное время необходимо рассматривать как совокупность различных кризисов и явлений, в той или иной степени повлиявших как на общий ход истории России, так и этого сложного периода.

Смута нарастала из противоречий внутри самой верхушки власти, порожденных династическим кризисом и борьбой за престол боярских группировок в конце XVI в. Этот первый этап Смутного времени был сопряжен с наследием Ивана Грозного, оставившим без опоры созданную систему власти и поставившим страну на грань экономической разрухи и международной изоляции.

Продолжением Смуты, ее вторым этапом, стал кризис системы власти и управления, сочетавшийся с социальной напряженностью, хаосом во внутриполитической жизни страны. Антиправительственное движение, по-разному называвшееся историками то мятежами и бунтами, то восстаниями и крестьянской войной, захлестнуло Россию, еще более усугубив уже существовавшие кризисы.

На этом фоне возникло новое для России явление самозванчества. Случайно, ниоткуда возникающие люди вдруг приобретали неожиданное признание и массу сторонников, находили возможность если не захватить верховную власть в стране, то, хотя бы, конкурировать с ней, эгоистически эксплуатируя ее возможности. Нельзя не принять в расчет и внешнеполитические причины возникновения самозванчества. Поддержав, а, может быть, и даже инспирировав идею «Лжедмитрия», магнатские круги Речи Посполитой, а в дальнейшем и королевская власть, сделали попытку таким образом решить вековые проблемы между двумя государствами, олицетворявшими центры объединения русских земель. Однако в самозванчестве можно видеть не только алчное желание некоторых группировок как внутри страны, так и за ее пределами, захватить власть, но и стремление широких кругов российского общества наконец-то прекратить Смуту и вернуться к стабильному государственному порядку. Даже обращение к иностранной династии преследовало и этот интерес.

Но Смута приобрела всеохватывающий масштаб, приведя страну к национальному кризису, по сути, к краху российской государственности. Государственная власть как таковая была разрушена. Страна стала добычей интервентов, а внутри ее, у людей, стоявших у власти, не находилось сил и стремления, необходимых, чтобы остановить Смуту.

В жизни любого человека той поры все резко переменилось. Отсутствие надежды на будущее, утрата стабильности существования, разрушение сложившегося порядка - все это привело еще к одному, пожалуй, самому тяжелому - нравственному кризису. Поиск сиюминутной выгоды, клятвопреступления, разбой стали обычным явлением Смутного времени.

Однако, последний, третий, этап Смутного времени в итоге привел к небывалой до той поры консолидации всех слоев российского общества, осознавшего необходимость выхода из создавшегося положения, которое полностью лишало Российское государство возможности будущего развития. В истории России это был один из немногих моментов, когда весь народ выбирал свое будущее. Всеобщим было решение вернуться к тому положению, которое существовало до Смуты. Феномен Смуты, а фактически первой в России гражданской войны в том, что ее итогом стало не установление нового порядка политический и общественной жизни, что в принципе не могло произойти, а восстановление предыдущего порядка, стремление к которому оказалось, по сути, всенародным.

Последствия Смуты влияли на ход российской истории еще долгое время. Территориальные потери, хозяйственное разорение, обнищание и обезлюдение городов и сел, слабость центральной власти сделали проблемным развитие страны на протяжении всего XVII в. и даже позднее. Однако было сделано главное - остановлен процесс, который мог привести к ликвидации российской государственности. Ход российской истории не был остановлен...

 

I.

Хозяйственный упадок 70-80-х гг. XVI в. Следует согласиться с мнением исследователей, что корни Смутного времени начала XVII в. следует искать в предшествующей московской жизни и что Смута «не была сюрпризом, приготовленным России польскими «кознями» и папской «интригой»». Предвестником будущих событий, несомненно, явился кризис 70-80-х гг. XVI в., затронувший различные стороны жизни страны.

Ко времени отмены опричнины в 1572 г. Россия пришла хозяйственно разоренной и экономически обессиленной, но в 70-80-е гг. XVI в. обнищание крестьян и горожан продолжалось. Многие города и селения обезлюдели, так как их население либо вымерло, либо ушло искать лучшей доли на окраины государства. По данным писцовых, переписных книг и других источников конца XVI - первой половины XVII в. в Великом Новгороде, Пскове, Коломне, Муроме до 84-94 % посадских дворов лишилось жителей.

В годы «великого разорения» резко усилилось обезземеливание дворян («многое запустение за воинскими людьми в вотчинах их и в поместьях»). Владельцы мелких поместий, не имея возможности нести государеву службу, шли «бродить меж двор» и записывались в холопы.

Запустение городов и опустошение земель, с которых не поступали платежи и не могла осуществляться служба, лишало правительство средств для ведения Ливонской войны. Стремясь хоть как-то поправить пошатнувшееся финансовое положение, царь Иван Грозный провел ряд мероприятий, ограничивших церковное землевладение (1572, 1580 гг. - запрет передавать служилые земли во владение духовенства, 1584 г. - отмена тарханов в церковных вотчинах). Церковные владения не несли служебного и податного бремени и при этом составляли значительную часть возделываемых земель (до 2/5 или 37 %). В то же время остальные земли в значительной степени превращались в пустоши (до 40 %). Таким образом, стремясь к ограничению церковного землевладения, правительство официально признавало существование кризиса, и его мероприятия отражали пути поиска выхода из него. Очевидно, в итоге пришло решение прикрепить крестьян к земле. Эта мера должна была сохранить государству необходимые подати и обеспечить несение службы.

Формирование государственной системы крепостного права. В конце XVI в. положение зависимого населения в России коренным образом изменилось. Еще в середине века крестьяне могли в определенный срок (за неделю до Юрьева дня осеннего и в течение недели после него), рассчитавшись со своим владельцем, уйти к другому. Нормы Юрьева дня служили важным регулятором экономической жизни деревни. В годы голода или хозяйственного разорения крестьянин мог уйти от своего несостоятельного владельца и тем самым избежать полного обнищания. В конце XVI в. крестьяне лишились этого права.

Отсутствует конкретный царский указ, узаконивший отмену Юрьева дня, а тем самым окончательно закрепостивший крестьян. Это породило дискуссию, в ходе которой историками сформулированы две концепции. Первая («указная») исходит из определения времени издания якобы потерянного закона. Вторая («безуказного» закрепощения) исключает факт издания такого закона, аннулировавшего Юрьев день, и утверждает, что прикрепление крестьян к земле было не единовременным, а осуществлялось посредством частных судебных распоряжений и решений. Распространение крепостного права связывается с введением «заповедных лет» - времени, когда запрещался уход крестьян от своих владельцев. Возможно, такой указ был издан Иваном Грозным в 1581 г. Однако режим «заповедных лет» вводился не сразу и не повсеместно. Более того, первым документом, сформулировавшим нормы «заповедных лет», была жалованная грамота 1590 г. г. Торопцу, но и она касалась только городского населения, которое не имело отношения к Юрьеву дню. Высказывается также предположение о дате около 1592-1593 гг. как о времени, когда был запрещен крестьянский переход. Когда через пять лет (1597) последовал указ об «урочных летах» - пятилетнем сроке исковой давности по тяжбам о возвращении беглых крестьян, то он исходил уже из факта прикрепления крестьян к земле, хотя и не содержал пункта о запрещении крестьянских выходов.

Представляется более предпочтительной «безуказная» концепция. Введение режима «заповедных лет» осуществлялось постепенно в разных частях государства и, прежде всего, связано было с составлением писцовых книг (с 1581 г. по конец века), описавших поместный фонд земель, наиболее пострадавших от Ливонской войны и хозяйственного разорения. Характерно, что уезды с преобладанием княжеских вотчин (Ярославский, Суздальский, Шуйский и Ростовский) во время правления царя Федора Ивановича вовсе не были затронуты описаниями. Это свидетельствовало о стремлении правительства привести в порядок именно фонд государственных земель и тем самым выйти из хозяйственного кризиса. Зафиксированные в писцовых книгах тяглые участки и дворы необходимо было сохранить, прежде всего, чтобы не допустить уменьшения доходов казны. Поэтому указы о «заповедных летах» появились сразу же после составления писцовых книг. Однако в дальнейшем режим «заповедных лет» перестал соответствовать первоначальным целям - предотвращению запустения государственного фонда земель и поддержанию финансовой системы. Выгоды прикрепления крестьян к земле оценило дворянство и стало добиваться от царя продления практики временного «невыхода».

Ограничивая крестьянский выход, государство сталкивалось с определенной проблемой. Перешедшие в «заповедные лета» к другим владельцам крестьяне уже успевали пережить льготное для их надела время и превратиться в постоянных плательщиков налогов. Возвращать таких крестьян обратно старым владельцам было крайне невыгодно. И тогда сроки сыска беглых крестьян были сознательно ограничены. Так появился указ 1597 г. об «урочных летах», предоставлявший право помещикам разыскивать своих беглых крестьян в течение всего лишь пяти лет.

Таким образом, государственные мероприятия, направленные на усиление крепостной зависимости крестьян, преследовали цель выхода из финансового кризиса. Цель эта достигалась, с одной стороны, путем укрепления материального положения главной опоры самодержавия - дворянства, а с другой - путем обеспечения постоянных налоговых сборов с прикрепленных крестьян.

Трехлетний голод, пережитый Россией в начале XVII в., имел огромные последствия, усугубляя и без того кризисное положение в русском еще и потому, что крестьянину впервые не была дана возможность искать спасения от гибели.

Перед лицом массового голода и разорения деревни правительство нового царя Бориса Годунова решилось восстановить Юрьев день. Однако указ затронул крестьян не всех категорий землевладельцев и не во всем государстве. В жертву были принесены интересы низших прослоек феодального класса (провинциальных детей боярских, средних и мелких помещиков), которые составляли основную массу служилых людей. Отпуская крестьян от экономически слабых служилых людей, государство спасало первых от голодной смерти и в то же время сохраняло для себя исправных налогоплательщиков. Мелкие же служилые люди в условиях голода отказывались выплачивать налоги казне, но не забывали о собственных интересах, ужесточая поборы с крестьян, прибегая при этом даже к «продажам», то есть распродажам имущества крестьянина за долги.

В Московском уезде - средоточии феодального землевладения - крестьянский переход сначала не был разрешен, но после того, как крестьяне в поисках спасения от голодной смерти двинулись в Москву, правительство повторно издало указ о возобновлении Юрьева дня (1602), включив в сферу его действия и Московский уезд.

Таким образом, в условиях разорения сельского населения государство искало опору в наиболее устойчивых в экономическом плане феодалах, которые продолжали нести службу и выплачивать подати. Эти феодалы имели материальную возможность принимать к себе крестьян и оказывать им реальную помощь. Однако государство не оставило на произвол судьбы и мелких землевладельцев. Прием крестьян крупными землевладельцами был строго ограничен - не более 1-2 человек из одного поместья.

Тем не менее, голод в деревне и последовавшие распоряжения правительства вызвали рост социального напряжения. Мелкие землевладельцы, для которых потеря даже нескольких крестьян означала разорение, стали силой препятствовать крестьянскому выходу. Более того, из-за крестьян случались распри и даже настоящие «бои» между землевладельцами. И никакие меры правительства Бориса Годунова не могли приглушить социальные противоречия. Основная масса дворянства враждебно встретила политику ослабления крестьянской зависимости. В 1603 г. распоряжения о возобновлении Юрьева дня уже не последовало.

В итоге политика Бориса Годунова не только не облегчила положение бедствующего крестьянства, но и обострила противоречия в среде господствующего класса. Обнищание и потеря свободы крестьянством, недовольство дворянства стали одними их причин конфликта, поразившего российское общество в начале XVII в.

Указы о кабальных холопах. В конце XVI в. изменилось положение и холопов. Правительство было напугано участием в народных волнениях умеющих владеть оружием холопов и мелких служилых людей, составлявших вооруженную свиту крупных землевладельцев. Власть ответила в 1586 г. утверждением Уложения о кабальных людях, направленного на пресечение злоупотреблений, связанных с переходом разоренных дворян в кабалу. Кабальная сделка должна была регистрироваться в приказе при обязательном присутствии человека, дававшего на себя кабалу. При обнаружении принудительного характера сделки, последняя расторгалась.

Однако к концу XVI в. положение кабальных людей ухудшилось. Согласно указу 1597 г. люди, поступавшие в кабалу за долги, теряли возможность освободиться после выплаты необходимой суммы. Свободу они могли получить только после смерти владельца. Люди, добровольно заключившие кабальную сделку, после полугода службы становились обыкновенными холопами, и освобождение их ждало только после смерти господина.

Обострение социальных противоречий. Одной из важных составляющих причин социального кризиса начала XVII в. явился трехлетний голод, вызванный резким изменением климата. После неурожайных 1601-1603 гг. стремительно выросли цены на хлеб (по мнению исследователей - от 10 до 120 раз). В итоге положение народных масс стало резко ухудшаться. Ситуация усугублялась тем, что, не имея возможности или не желая прокормить своих холопов, многие феодалы стали отпускать их на волю, при этом не давая отпускных грамот. Голодающие холопы сбивались в шайки, превращаясь в так называемых «разбоев», и начинали промышлять грабежом. В обстановке голода и огромного скопления народа в Москве «разбои» фактически перерезали дороги к столице, грабя проезжих и останавливая обозы с продовольствием.

Правительство реагировало на действия холопов-«разбоев» посылкой отрядов во главе с боярами и думными дворянами для очистки наиболее важных дорог (владимирской, ржевской, рязанской и т.д.), по которым в Москву подвозилось продовольствие. В самой же Москве назревал социальный взрыв. Обширные пустыри внутри города были заполнены толпами беженцев, которые нередко шли на крайние меры, борясь за выживание. Огромная неподконтрольная масса вызывала опасения московского правительства. Для охраны улиц и «бережения» Москвы от огня были созданы отряды во главе с дворянами, а затем и представителями Боярской думы. Москву разделили на 11 секторов, которые патрулировались специально выделенными людьми. Фактически столица находилась в состоянии чрезвычайного положения.

Однако наибольшую угрозу для московского правительства представляли не голодающие в городе люди, а объединявшиеся на подступах к Москве крупные отряды «разбоев». Самый крупный из таких отрядов (до 500 человек) возглавлял Хлопко. Посланная против разбойников сотня стрельцов И.Ф. Басманова попала в засаду и едва не была уничтожена, с трудом «возмогоша их окаянных осилити». Хотя сам стрелецкий голова был убит в этом бою, Хлопко был взят в плен и, несмотря на обет Бориса Годунова никого не казнить, был повешен вместе с выжившими соратниками. Выступление Хлопка в советской историографии называлось «восстанием» и «первым этапом крестьянской войны». В реальности же и по социальному составу (холопы, деклассированные элементы), и по цели (разбой и грабеж) движение Хлопка необходимо рассматривать не как «классовую борьбу феодально-зависимых людей против эксплуатации», а как страшный итог стихийного бедствия и неумелых действий правительства, не сумевшего предотвратить общественные беспорядки. От деятельности Хлопка и подобных ему «разбоев» страдали прежде всего крестьяне. Собравшиеся в Москве люди не могли получить необходимого им хлеба, «а которые крестьяне остались, и те от разбойников разорены». Правительство, ведя борьбу с «разбоями», искало их на дорогах и «промеж дорог», а не в деревнях и селах, и опиралось на весь крестьянский «мир». Однако полностью отрицать социальный характер выступлений первых лет XVII в. не следует. Установление крепостнического режима, усугубленного голодом и злоупотреблениями землевладельцев при частичном восстановлении Юрьева дня породили глубокий социальный кризис. Нередко целью голодных бунтов было уничтожение богатых. Постепенно в социальные конфликты втягивалось крестьянство.

Выступление Хлопка вынудило правительство издать 16 августа 1603 г. указ о холопах. Стремясь, «чтоб те холопи голодом не померли», а на самом деле желая предотвратить бунт умеющих владеть оружием людей, Борис Годунов объявлял о немедленном освобождении тех холопов, которых господа незаконно лишили пропитания. Процедура освобождения холопов была максимально упрощена, что давало им возможность выжить, запродавшись в кабалу к другим, более состоятельным господам.

Международное положение Российского государства. В конце XVI - начале XVII в. Россия, проводя свою внешнюю политику, продолжала решать те же задачи, что и в предшествующее время, стремясь лавировать между тремя основными политическими силами в восточноевропейском регионе - Швецией, Речью Посполитой и Крымским ханством, которые рассматривали Россию с точки зрения своих интересов. Швеция и Речь Посполитая стремились захватить части российской территории, причем с этой целью польский король даже планировал заключить с Россией унию. Крымское ханство, являвшееся вассалом Османской империи, постоянно совершало опустошительные набеги на российское пограничье, по сути, существуя только благодаря грабежам и захватам людей в плен с последующей продажей их на восточных рынках. Россия во взаимоотношениях с соседями, несомненно, также преследовала свои интересы. На юге главным было установить надежный заслон от крымских вторжений. Система оборонительных сооружений и сторож постепенно переносилась все более и более к югу, постепенно высвобождая место для развития поместного землевладения - главной опоры российского самодержавия. Стремление же России добиться выхода к Балтийскому морю определялось необходимостью установления прямых, без посредников, кАк экономических, так и политических контактов с Западной Европой. Борьба же против Речи Посполитой была продиктована идеологической установкой собирания всех земель Руси под главенством Москвы.

Несмотря на то, что едва ли не официальной королевской программой был захват смоленских и северских земель с последующим вовлечением России в унию с Речью Посполитой, последняя нуждалась в перемирии, чтобы набраться сил после длительной войны. В 1592 г. перемирие на двенадцать лет между Россией и Речью Посполитой было заключено. Россия при этом оставляла свои претензии на Эстляндию.

Война со Швецией 1590-1593 гг. Проигранная Ливонская война оставила в наследство царю Федору Ивановичу нерешенность «балтийского вопроса». Уже в 1590 г. им были отправлены войска к Нарве. Под царскую власть вновь были возвращены от шведов Ям, Копорье и Ивангород, хотя Нарву занять не удалось. В 1592 г. был совершен неудачный поход к Выборгу. Российские дипломаты стремились заключить мирный договор со Швецией, так как опасались намечавшейся польско-шведской унии, которая поставила бы Россию перед лицом враждебной коалиции. Сумев воспользоваться сложной внутриполитической ситуацией в самой Швеции, 18 мая 1595 г. Россия сумела заключить Тявзинский мирный договор, условия которого, на первый взгляд, были выгодными для нее. Швеция возвращала России территории, занятые в 1580 г. (часть Карелии, южное побережье Финского залива, города Ям, Копорье и Ивангород), и обязалась соблюдать нейтралитет в случае российско-польского военного конфликта. Однако Швеция фактически сохраняла балтийский барьер, не допускавший общения без посредников российских купцов с западноевропейскими. Иностранцы могли вести торговлю только в Ревеле и Выборге. В итоге Россия так и не ратифицировала невыгодный договор, рассчитывая ввиду начавшейся вскоре войны Речи Посполитой со Швецией (1600) добиться от последней более выгодных условий.

Воспользовавшись отвлечением российских сил на войну со Швецией (1590-1593), в 1591 г.  на Россию совершил набег крымский хан Казы-Гирей. Под Москвой у села Воробьева он был разбит. Последний раз в истории татарский набег достиг стен Москвы. Однако в целом международная политическая ситуация к концу XVI в. складывалась в пользу России. Османская империя, развивая новый этап экспансии в Европу, отвлекла на войну с Венгрией крымскую конницу, что позволило и российскому правительству возобновить мир с ханством. В результате с южной границы была убрана часть войск, а оставшиеся продвинулись дальше в степь.

Борьба за власть в царствование Федора Ивановича. Еще при жизни последнего царя из династии московских Рюриковичей Федоре Ивановиче реальным правителем государства стал боярин Борис Федорович Годунов. Приходу Годунова к власти во многом способствовало замужество его сестры Ирины на будущем наследнике престола, втором сыне Ивана Грозного Федоре. Именно родственная связь с царским семейством позволила Годунову расправиться с заговором бояр Шуйских, отправив большинство из них в ссылку и тайно умертвив регента И.П. Шуйского, обладавшего репутацией умелого полководца. Выгодной Борису Годунову была и гибель последнего сына Ивана Грозного царевича Дмитрия. После смерти бездетного царя Федора Дмитрий Иванович мог по праву занять московский престол, что, вероятно, вступало в противоречие с амбициями Бориса Годунова, стремившегося к царской власти. Не случайно в народе были распространены слухи о виновности Бориса Годунова в смерти царевича.

Из борьбы за власть Борис Годунов вышел победителем, хотя и не пользовался методами, характерными для времени Ивана Грозного. Более того, Годунов стремился окончить с наследием опричнины и сплотить дворянское сословие как опору царской власти. В 1587 г. был распущен «двор» (преемник «удела» Ивана Грозного), деливший дворян на два лагеря и оставлявший реальной угрозу возврата к террору. Затем Годунов освободил от подати («обелил») барскую запашку в дворянских поместьях, тем самым резко отделив привилегированное дворянство от податного низшего сословия.

Династический кризис. Воцарение Бориса Годунова. 6 января 1598 г. умер царь Федор Иванович. Фактически правивший государством Борис Годунов получил возможность приобрести полноправную власть, инициировав свое избрание в цари. Заручившись поддержкой патриарха Иова и Земского собора, Годунов выдержал противостояние с Боярской думой, не сумевшей придти к единому решению о кандидатуре царя и даже безуспешно пытавшейся предложить народу принять присягу на свое имя. В итоге, притворно изобразив нежелание принять власть и стремление постричься в монахи, Борис Годунов «позволил» уговорить себя взойти на царский престол. 30 апреля Годунов после службы в кремлевском Успенском соборе прошел в царские палаты и сел там «на царском своем престоле».

В то же время назревал боярский заговор во главе с Богданом Бельским и братьями Федором и Александром Романовыми. Заговорщики хотели поставить царем крещеного татарского царевича Симеона, использованного в политической игре еще Иваном Грозным. Тем самым посредством подставного лица боярам фактически удалось бы ввести боярское правление. Но своевременные действия Бориса Годунова нейтрализовали выступление бояр. Воспользовавшись сведениями (или намеренно пущенными слухами) о приближении к Москве крымского хана Казы-Гирея, Борис Годунов лично отправился в Серпуховский поход и вернулся из него (так и не встретив татар) как победитель, одарив и пожаловав многих служилых людей и заручившись их поддержкой. Организованная вскоре присяга обязывала подданных отказаться от сношений с «царем Симеоном» и требовала выдавать Борису всех тех, кто попытается «посадить Симеона на Московском государстве». В сентябре 1598 г. в Успенском соборе состоялось венчание Бориса Годунова на царство. Новый царь устроил в Москве грандиозный пир, выдал жалованье служилым людям, раздал боярские и думные чины знати, освободил от пошлин столичных купцов и от годовой подати народ. Наконец, царь дал обет в течение пяти лет не проливать крови. Как это, так и другое обещание, данное Борисом Годуновым во время венчания на царство - «не будет отныне в мое царстве нищих и бедных» - так и не удалось выполнить. Закономерным окончанием борьбы за власть явились опалы Бориса Годунова на наиболее влиятельных бояр, последовавшие в самом начале XVII в. Отправляя в ссылку Богдана Бельского и пятерых братьев Романовых, царь ликвидировал претендентов на царскую власть и предоставил шанс своему малолетнему сыну стать наследником престола. Из всех опальных бояр вернулся из ссылки только постриженный в монахи Федор Романов - будущий патриарх Филарет.

Голод 1601-1603 гг. и социальная политика Бориса Годунова. В 1601 г. начался голод. Искреннее стремление Годунова накормить многочисленные толпы людей, собравшихся в Москве, было сорвано в том числе и действиями «разбоев», заполонивших дороги, по которым доставлялось продовольствие. В результате в Москве погибло до 127 тысяч человек, а за все три голодных года, по мнению современников, «вымерла треть царства Московского».

Не удалось Борису Годунову и консолидировать и укрепить дворянское сословие. В конце XVI в. начался кризис дворянского землевладения. Государство могло требовать службы у дворян тогда, когда обеспечивало их поместьями. В конце XVI в. государственный фонд земель иссяк, а дробление владений между дворянскими отпрысками привело к измельчанию поместий. На положении дворянского сословия сказался голод 1601-1603 гг. Государство видело оскудение служилых людей, выражавшееся, прежде всего, в ухудшении вооружения дворян и перехода их из конницы в пехоту, а потому искало выхода из кризиса путем насаждения поместной системы на недавно присоединенных землях. Однако дворяне из центральных уездов весьма неохотно переселялись на малоосвоенные и небезопасные окраины государства. Поэтому стремление правительства создать опору на юге страны, вынуждало раздавать поместья казакам и даже крестьянским детям. Таким образом остановить кризис дворянского землевладения государству не удалось. Более того, попытка организации поместной системы на южных землях страны привела к возникновению очагов мятежей и бунтов: как показали дальнейшие события, именно на южных окраинах России возникло антиправительственное движение.

Кризис дворянского землевладения повлек за собой упадок поместного ополчения. В связи с увеличением в ополчении числа холопов (согласно изменению норм службы с земли) дворяне потеряли свое численное и качественное превосходство. Вооружение дворян и холопов сближалось, и последние владели уже не только холодным, но и огнестрельным оружием. В условиях голода 1601-1603 гг. оставленные на произвол судьбы вооруженные холопы превращались в «разбоев» или уходили на окраины государства и становились казаками. Поместное ополчение теряло свою боеспособность, а царская власть лишалась надежной опоры.

Кризисы дворянского землевладения и поместного ополчения стали основными причинами Смуты начала XVII в., поразившей в итоге все слои российского общества и саму российскую государственность.

Внешняя политика Бориса Годунова. Основой внешней политики Бориса Годунова было стремление разрешить балтийскую проблему. Поиски союзников обусловили повышенную дипломатическую активность России. Однако собственные интересы Швеции и Речи Посполитой в Прибалтике не позволили России склонить к альянсу ни ту, ни другую стороны. Попытка же заключения союза с австрийскими Габсбургами была заведомо проигрышной из-за отсутствия интересов империи в прибалтийском регионе.

Претензии короля Речи Посполитой Сигизмунда III Вазы на шведский престол привели его к войне со Швецией. В этом конфликте Россия стала на сторону Швеции, предлагая последней военную помощь взамен уступки Нарвы. В планы правительства Бориса Годунова входило создание вассального Ливонского королевства в Прибалтике во главе с сыном свергнутого с престола шведского короля Эрика XIV Густавом. Одновременно, желая разрушить балтийский торговый барьер, выстроенный Швецией, Борис Годунов освободил ливонских купцов, находившихся в плену со времен Ивана Грозного, наделил их привилегиями и ссудил деньгами. Популярность России в Прибалтике резко выросла. В 1604 г. шведский король Карл IX согласился уступить России Нарву. Однако, как только к Нарве подошли два нанятых в Любеке торговых корабля, они тут же были блокированы шведским флотом. Укрепившись в Ливонии, Карл IX расправился со сторонниками российского царя и его вассала. (Правда, последний к этому времени уже был отправлен в ссылку в Углич, так как проявлял чрезмерную самостоятельность). Таким образом, противоречия в Прибалтике не позволили России добиться союза со Швецией, однако и сближения Швеции с Речью Посполитой не состоялось, чего опасалось правительство Бориса Годунова.

Также неудачей закончилась попытка Бориса Годунова заключить российско-датский союз: должна была состояться свадьба датского герцога Ганса на дочери царя Ксении, но в 1602 г. герцог внезапно умер. Переговоры о союзе были остановлены.

Борис Годунов стремился разрешить «балтийский вопрос» посредством привлечения на свою сторону Священной Риской империи. Посольство А. Власьева, отправленное в 1599 г., должно было предложить эрцгерцогу Максимилиану вступить в брак с дочерью Бориса Годунова Ксенией, с перспективой занятия им престола Речи Посполитой и даже России. Конфликт с Речью Посполитой не входил в австрийские планы, так как мог привести к недовольству Папы, к тому же Австрия была занята борьбой с Османской империей. Император Рудольф повел переговоры так, что они закончились ничем, хотя Священная Рисская империя сама испытывала необходимость в союзе с Россией, стремясь направить ее против Турции. Желание вовлечь империю в балтийские дела вынудило Россию пойти в 1595 г. на заключение с ней антитурецкого союза.

Стремление Бориса Годунова к союзу со Священной Риской империей уступило место сближению с Османской империей. Однако попытки оторвать Крымское ханство и Турцию от объединения сил с Речью Посполитой сочетались в российской политике с дипломатическими усилиями по заключению российско-польского союза против турок, предложенного в 1601-1602 гг. послами в Речь Посполитую М.Г. Салтыковым-Морозовым м В.Т. Татищевым. Ранее (в 1600 г.) посол Речи Посполитой Лев Сапега предложил правительству Бориса Годунова проект «вечного мира», предусматривавший создание федеративного российско-польского государства с единой внешней политикой, общими флотами на Балтийском и Черном морях, свободной торговлей в пределах обоих государств. В условиях экономического кризиса в Речи Посполитой и политического в России шляхта рассчитывала на приобретение земель в России, строительство там костелов, что грозило перерасти этой договоренности в прямую экспансию. Согласно проекту, в случае бездетной смерти одного из правителей другой становился либо польским королем, либо московским царем. У молодого Сигизмунда III было значительно больше шансов занять московский престол. Предложения Льва Сапеги были отвернуты. В 1602 г. шли Виленские переговоры, в результате которых Россия так и не заключила союз с Речью Посполитой. Последняя не стала отказываться от претензий на Прибалтику и даже сама предъявила России свои требования. В итоге было заключено перемирие на 20 лет.

Борис Годунов стал проводить более активную восточную политику. Этому во многом способствовал новый этап османской экспансии, направленной теперь не на европейские страны, а в сторону Закавказья и Каспия. В 1599 г. была организована большая экспедиция на Северский Донец с целью строительства крепости при впадении в эту реку реки Оскол. Основанная крепость получила название Царев-Борисов. Стратегическое значение нового форпоста было очень велико: был перерезан путь вторжений татар на российскую территорию; появлялась благоприятная возможность для заселения и освоения новых пространств, находившихся впереди старых оборонительных линий; татарские орды оказывались рассеченными и разделенными, что в перспективе делало возможным постепенное втягивание их в орбиту российского влияния и, наконец, были высвобождены многие войска, вынужденные караулить татар у Оки. Большое скопление воинских сил у самых пределов Крымского ханства, а также огромные «упоминки» (14 тысяч рублей), отправленные в 1602 г. с послом Г.К. Волконским в Крым, способствовали продлению мира с Казы-Гиреем.

Таким образом, внешняя политика правительства Бориса Годунова не позволила России приобрести союзников, но все же способствовала заключению ряда договоров, сохранявших мир на границах. Россия в конце XVI - начале  XVII в. не знала крупных военных конфликтов, освоила новые территории на юге и востоке, высвободила ресурсы для проведения более активной политики на западе и определила общие интересы со Священной Риской империей в борьбе против османской угрозы.

Начало Смуты. Самозванчество. Бедствия, обрушившиеся на страну в начале XVII в., способствовали культивации в народе воспоминаний о «добром» царе. Таковым даже представлялся Иван IV, который был хотя и грозным правителем, но при котором существовала «воля». Вполне естественно, что в народе зрели надежды на появление нового «доброго» царя, хотя бы в лице малолетнего царевича Дмитрия. Когда же Дмитрий внезапно умер, народная молва его «воскресила» и сделала главным претендентом на воцарение в Москве.

В связи с этим вполне закономерным можно считать появление на гребне волны народных ожиданий самозванца, выдававшего себя за чудом спасшегося царевича Дмитрия. Правительство, напуганное слухами о самозванце, спешно провело расследование и объявило, что царевич Дмитрий - не кто иной, как беглый монах московского Чудова монастыря Григорий, ранее в миру - мелкий дворянин Галичского уезда Юрий Богданович Отрепьев. Правительству необходимо было дискредитировать Лжедмитрия в глазах народа. Но соответствие Григория Отрепьева и человека, выдававшего себя за спасшегося сына Ивана Грозного, так и не было доказано.

Лжедмитрий I. Поход на Москву. Впервые «спасшийся» царевич Дмитрий объявился в Великом княжестве Литовском в начале 1602 г., «открывшись» игумену Киево-Печерской лавры. Тогда авантюра Лжедмитрия не имела успеха. Ему указали на дверь. Однако, сделав первый шаг, самозванец уже не желал останавливаться. Весной 1602 г. он оказался в Гоще, где нашел поддержку в секте ариан, рассчитывавших распространить свою веру в России. Реально оценив положение, самозванец понял, что, став арианином, у него будет мало шансов занять московский престол. Лжедмитрий покидает Гощу и появляется в 1603 г. в Брачине в имении крупного магната Адама Вишневецкого. Православный магнат имел территориальные претензии к российскому царю и, используя самозванца, рассчитывал шантажировать московское правительство.

«Царевич» Дмитрий получил при дворе Адама Вишневецкого полагающиеся ему почести и стал открыто собирать войско, готовясь выступить в военный поход на Москву. Правда, вскоре пришло разочарование. Запорожские казаки отказались помогать самозванцу, не дождался он помощи и с Дона. Осознавая свое бессилие, Лжедмитрий сделал ставку на католические круги Речи Посполитой. Виднейшие сановники государства - Лев Сапега и Юрий Мнишек заинтересовались личностью самозванца и выступили в его поддержку, прежде всего организовав подтверждение «царского» происхождения Отрепьева. Последний перебрался в Самбор к Юрию Мнишеку, принял католичество и получил согласие на вступление в брак с дочерью сановника.

Щедрой рукой самозванец начал жаловать сторонников «своими» московскими владениями. За помощь в отвоевании престола Лжедмитрий обещал отдать королю Сигизмунду III Чернигово-Северскую землю. Юрий Мнишек получал часть Смоленщины, а невеста Марина - Новгород и Псков. В намерение самозванца входило окатоличивание России в течение 1-2 лет, что также служило платой за польскую помощь. Однако расчеты на получение военной помощи не оправдались. Коронный гетман Ян Замойский отказал предоставить в распоряжение самозванца польско-литовскую армию. Лжедмитрий вынужден был вербовать наемников, с которыми (в числе 2,5 тысяч человек) и вступил на территорию России 13 октября 1604 г. Приграничное российское население уже заранее было оповещено о прибытии «самодержца», обещавшего всевозможные льготы и облегчение в налогах. Лжедмитрия ждали, и первоначально он не встречал никакого сопротивления. Без боя были взяты города Чернигов, Путивль, Рыльск и Севск, занята Комарицкая волость. К этому времени к самозванцу подошли с Дона казаки. К началу 1605 г. войско Лжедмитрия насчитывало уже 15 тысяч человек.

Однако все успехи Лжедмитрия носили лишь локальный характер. Ему никак не удавалось овладеть Новгородом-Северским, защищаемым окольничим П.Ф. Басмановым. Некоторое время основные силы Бориса Годунова были сосредоточены в Брянске. Царь ждал нападения Сигизмунда III на Смоленск, а потому не решался выдвинуться навстречу Лжедмитрию. Вскоре выяснилось, что опасность была мнимой, и войско во главе с Ф.И. Мстиславским выступило на выручку Басманова. Мстиславский оказался крайне нерасторопным полководцем. Многочисленное правительственное войско потерпело поражение от самозванца (21 декабря 1604 г.). Последний возобновил осаду Новгорода-Северского на виду у продолжавшего стоять у города войска Мстиславского. Уменьшение численности армии самозванца вынудило его прекратить осаду и отступить от Новгорода-Северского. Главной тому причиной было не военное поражение, а. Не получив платы за нанесенное Мстиславскому поражение, наемники разошлись, побудив и Юрия Мнишека оставить своего предполагаемого зятя едва ли не в одиночестве. Находясь в Путивле, Лжедмитрий собрал остатки своей армии (польских гусар, казаков, крестьян Комарицкой волости) и неожиданно решил двинуться вглубь России. Под Добрыничами 21 января 1605 г. армия самозванца была встречена войском Мстиславского и наголову разбита. Сам Лжедмитрий едва спасся, однако воевода Мстиславский вовремя не организовал преследования главного «вора», а позже повел неумелую осаду крепостей Рыльска и Кром.

В это время Лжедмитрий отсиживался в Путивле и собирал силы для предстоящих действий. Превратив Путивль в своеобразную столицу, Лжедмитрий организовал вокруг себя двор из представителей знатных фамилий, рассылал повсюду письма, разоблачая «изменника» Бориса Годунова, вербуя в свою армию все новых и новых сторонников. Специально в целях нейтрализации правительственной пропаганды Лжедмитрий провел следующий демарш. В Путивле был выставлен двойник самозванца - «истинный Гришка Отрепьев». И хотя Лжеотрепьев внешне ни мало не походил на описание настоящего Отрепьева, народ перестал верить разоблачениям Годунова и стал признавать «царя Дмитрия Ивановича» (именно царем стал именовать себя в Путивле самозванец).

Самозванец на царском троне. Неожиданные перемены в Москве резко изменили ход событий. 13 апреля 1605 г. умер Борис Годунов. Наследник престола сын царя Федор со своей матерью поспешили привести к присяге своих подданных. При этом присяга обязывала «к вору, который называется Дмитрием Углицким, не приставать». Народ, уверенный, что самозванец есть «истинный царь», стремился избегать присяги царю «неприрожденному».

Власть нового, еще фактически не ставшего царем, правителя была крайне непрочной. В армии, сосредоточенной под осажденными Кромами, зрел заговор в пользу самозванца с целью перевода армии на его сторону. Немногочисленные заговорщики, а среди них боярин князь Василий Голицын и рязанский дворянин Прокопий Ляпунов, переманили на свою сторону воеводу Петра Басманова, обиженного назначением еще одним воеводой Андрея Телятевского. Была налажена связь с осажденными и 7 мая 1605 г. дан сигнал к началу выступления. Казаки из осажденного города захватили мост, заговорщики зажгли с нескольких сторон лагерь, и во всеобщей неразберихе правительственные войска были нейтрализованы. Сторонники Федора Годунова бежали в Москву.

Главное препятствие на пути Лжедмитрия к столице было устранено. Самозванец стал двигаться в сторону Москвы, занял Орел, Тулу, отправил вперед воеводу Басманова, стремясь обеспечить свободное передвижение. Однако стрельцы города Серпухова не пустили войско Басманова за Оку. К Москве 31 мая подошел лишь малочисленный отряд казаков, который не мог штурмовать Кремль. Но этого уже и не требовалось. Народное выступление, инициированное агентами самозванца, зачитавшими на Красной площади «прелестную» грамоту, смело власть Годунова. Находившийся в Туле Лжедмитрий объявил о своем восшествии на престол и тут же разослал повсюду текст присяги. Уже в Серпухов на поклон к новому правителю явились думные чины вместе с главой Боярской думы князем Ф.И. Мстиславским.

Непосредственно перед вступлением в столицу Лжедмитрий казнил своих главных врагов - патриарха Иова и семью Годуновых. Патриархом позже был поставлен потворствовавший самозванцу рязанский архиепископ Игнатий. 20 июня 1605 г. самозванец торжественно при огромном стечении народа вступил в Москву, а 22 июля торжественно венчался на царство. Народ пристально наблюдал за новоявленным царем. Кое-что в поведении Лжедмитрия вызывало недоумение: и заглушающая молебен игра на трубах, и приглашение иноверцев в Успенский собор на коронацию. Однако преклонение самозванца перед гробом мнимого отца Ивана Грозного сняло у народа все подозрения.

Первые мероприятия «царя Дмитрия» были связаны с укреплением его личной власти. Первым делом он постарался устранить с политической арены своих главных конкурентов родовитых князей Шуйских, небезосновательно претендовавших на царский престол после смерти царя Федора Ивановича. Впрочем, попытка отстранения Шуйских не удалась. С самого начала своего правления Лжедмитрий оказался в зависимости от Боярской думы, которая помиловала уже возведенного на эшафот старшего из Шуйских - Василия Ивановича, а позже вернула из ссылки и возвратила к прежним должностям всех братьев Шуйских. Видимо, зависимостью от Боярской думы и боязнью за устойчивость своего трона можно объяснить внутреннюю и внешнюю политику, которую проводил Лжедмитрий. Находясь в Москве, в окружении Боярской думы и городского люда, Лжедмитрий медлил, а по сути вовсе отказывался выполнять обещания, данные тем, кто привел его к власти. Вместо окатоличивания самозванец предлагал римскому папе и иезуитам совместную войну с турками. Не стремился Лжедмитрий и выполнить обещание о территориальных уступках Речи Посполитой. Более того, собирая в Ельце войска, чтобы пойти против турок, Лжедмитрий неожиданно изменил решение и повернул против Речи Посполитой, король которой Сигизмунд III не пожелал величать его императором.

В области внутренней политики Лжедмитрий стремился, с одной стороны, отблагодарить своих приспешников, а, с другой - устранить социальную напряженность, которая могла бы угрожать власти самозванца. Выплатив жалованье наемникам, пожаловав верных дворян и знать землей и деньгами, рассчитавшись с кредиторами, Лжедмитрий не остановился в своих тратах. Пиры, развлечения, покупка драгоценностей совершенно опустошили казну. После роспуска наемников и расформирования казачьего войска, трон самозванца лишился опоры. В итоге Лжедмитрий оказался один в царских хоромах, наполненных боярами, плетущими против него заговор.

Социальная политика Лжедмитрия более всего проявилась в мероприятиях по отношению к холопам - наиболее мятежной прослойке российского общества того времени. Указ 7 января 1606 г. давал свободу около четверти холопам, попавшим в кабалу в первые годы XVII в. 1 февраля 1606 г. освобождались бежавшие от владельцев или ставшие холопами в голодные годы крестьяне. Срок «урочных лет» устанавливался в 5,5 - 6 лет. Армия, в последние годы вобравшая в себя холопов, крепостных крестьян и посадских людей, освобождалась от этих беспокойных элементов.

Восстание в Москве в мае 1606 г. Против погрязшего в пороках и развлечениях самозванца назревал заговор. Возглавили его братья Шуйские, братья Голицыны, Михаил Скопин и др. Заговорщики сумели настроить против самозванца москвичей и даже польского короля Сигизмунда III. Лжедмитрий торопился организовать свою свадьбу с Мариной Мнишек, очевидно, рассчитывая найти опору в военной силе, которая 2 мая 1606 г. прибыла вместе с невестой в столицу. Поведение чужеземцев окончательно настроило москвичей против самозванца.

8 мая 1606 г. состоялась свадьба. Празднование в пост, отказ Марины Мнишек от причастия по православному обряду возмутило горожан, однако, учитывая в целом благоприятное отношение народа к Лжедмитрию, заговорщики распространяли слухи о том, что «поляки бьют государя», чтобы вызвать беспорядки и расправиться с верными самозванцу людьми. Заговорщики заручились поддержкой прибывших в Москву для похода на Крым новгородских дворян и с утра 15 мая от подворья Шуйских двинулись к Кремлю. Начальник личной охраны Лжедмитрия Яков Маржерет благоразумно сказался больным и убрал свою охрану из царских покоев. Стрельцы, охранявшие кремлевские станы и башни, открыли боярам Шуйским и Василию Голицыну Фроловские ворота, в которые ринулись заговорщики. Набатом были подняты посадские люди, которых бояре на Красной площади призвали бить «латинян» и постоять за православную веру.

Лжедмитрий отправил к собравшимся у Красного крыльца верного боярина П.Ф. Басманова, чтобы тот успокоил народ и стрельцов. Сам же Лжедмитрий тайным ходом бежал в Каменные палаты и неудачно прыгнул из окна, вывихнув ногу. На помощь самозванцу пришли верные стрельцы, которые безуспешно пытались отогнать восставших. Лжедмитрий был убит разъяренной толпой. Тело Лжедмитрия закопали у обочины дороги, затем выкопали, сожгли, а пеплам выстрелили в ту сторону, откуда явился самозванец.

Первый этап Смуты закончился. Путь к трону был расчищен для 54-летнего боярина Василия Ивановича Шуйского, по праву древнего происхождения претендовавшего на царскую власть.

Василий Шуйский на царстве. У Василия Шуйского не оставалось времени для созыва Земского собора и легитимного избрания на царство. Далеко не все были рады увидеть в хитром боярине царя. Всенародного провозглашения Василия Шуйского царем фактически не произошло: боярин был «выкликнут» на царство 19 мая 1606 г. на Красной площади.

При вступлении на престол Василий Шуйский впервые сделал крестоцеловальную запись, согласно которой обязался никого не казнить без совещания с боярами и приговора Боярской думы, не лишать имущества и не подвергать гонениям семьи преступников, не слушать ложных доносов, не проверив их следствием, наказывать доносчиков. Происходил возврат от царского своеволия времен Ивана Грозного к традиции боярского суда. С другой стороны, начинала устанавливаться новая традиция, превращавшая царя из господина над холопами в правителя подданными. Впрочем, Василий Шуйский благодаря своему беспринципному характеру не считался со сделанной записью, тем более что обстоятельства уже не были подвластны его воле. В стране начинались события, превращавшие Смуту из явления дворцового, боярского в стихийное, неподвластное властям, широкое движение народных масс.

Первые мероприятия новоявленного царя были направлены на ликвидацию остатков самозванчества. Ввиду распространявшихся слухов о новом спасении Дмитрия Ивановича, Василий Шуйский велел торжественно перенести мощи царевича из Углича в Москву. В Углич был отправлен ростовский митрополит Филарет (Федор Романов), который и открыл «нетленные, чудодейственные мощи» царевича. Они были выставлены для поклонения в Архангельском соборе Московского Кремля. Однако вскоре доступ к мощам был закрыт, так как противники царя обвинили его в фальсификации.

Цель изобличить самозванца преследовало и посольство К. Волконского и А. Иванова, направленное в Варшаву. Трудность ведения переговоров усугублялась тем, что вместе с Лжедмитрием в Москве было убито и много поляков. Сигизмунд III и Юрий Мнишек утверждали, что московские люди сами признали в самозванце царевича Дмитрия, поддерживали его, открывали ему города, наконец, короновали его. В итоге Сигизмунд III пообещал выдворить из пределов Речи Посполитой сторонников Лжедмитрия, но потребовал возвращения задержанных в Москве своих подданных. Переговоры были продолжены в Москве. Представители Речи Посполитой потребовали возвращения Юрия Мнишека и других сторонников Лжедмитрия на родину. Было заключено перемирие на три года и одиннадцать месяцев, но оно не было подкреплено никакими гарантиями и могло быть в любой момент нарушено.

Активную позицию по отношению к России занял шведский король Карл IX. Дважды (в 1606 и 1608 гг.) он посылал грамоты Василию Шуйскому, пугая российского царя якобы сложившейся коалицией западных стран (Речь Посполитая, Священная Римская империя, Рим, Испания), планирующих нападение на Россию. Тем самым шведская сторона пыталась оказать давление на Василия Шуйского, чтобы тот пошел на ратификацию Тявзинского договора. Не ограничившись дипломатическими посланиями, шведские послы намеревались, по инструкции своего короля, угрожать России союзом с Речью Посполитой.

Неразрешимыми для нового царя оставались и внутриполитические проблемы. Социальная политика Василия Шуйского была направлена на обуздание начавшейся в стране гражданской войны. 7 марта 1607 г. Боярская дума подтвердила царский указ о холопстве, согласно которому дворянам запрещалось обращать в неволю своих слуг. Тем самым предотвращалось полное разорение служилых людей, становившихся основой антиправительственного движения. Василий Шуйский стремился сполна выплатить жалованье «ратным людям», для чего занял более 18 тысяч рублей в Троице-Сергиевом монастыре. Скопившимся в Москве разоренным детям боярским ежедневно выдавались кормовые деньги.

Иван Исаевич Болотников. Южные города Российского государства стли пристанищем сторонников убитого самозванца. В Путивле обосновался отправленный в почетную ссылку на воеводство князь Григорий Шаховской, в Чернигове сидел ненавидевший Василия Шуйского князь Андрей Телятевский. К мятежникам примкнули города Тула и Рязань. Центром антиправительственного движения стала Северская земля. Его организатором и руководителем был первоначально князь Шаховской. В 1606 г. из Речи Посполитой к нему прибыл Иван Болотников, замеченный еще одним противником Василия Шуйского - Михаилом Молчановым. Болотников сразу же получил под свое командование отряд, который быстро пополнялся за счет деклассированных элементов, наводнивших российскую окраину. Движение под предводительством Ивана Болотникова стало приобретать социальный характер. Несмотря на пестроту участников (крестьяне, холопы, посадские люди, дворяне и даже аристократы) общим звучал призыв «боярским холопам побивати своих бояр». И в тоже время, привлекая в свои ряды народные массы, болотниковцы сулили им «и вотчины и поместья» и обещали давать «боярство и воеводство и окольничество и дьячество».

Сконцентрировавшиеся в Путивле отряды Болотникова двинулись в июле 1606 г. к Москве. Несмотря на то, что восставшие всюду терпели поражения от правительственных войск (около Ельца, под Кромами), последние не сумели взять ни одной крепости, занятой мятежниками. В результате воеводы Шуйского отошли к Москве, опасаясь отъезда из армии служилых людей. Между тем через разоренную Комарицкую волость, Орел, Калугу Болотников продолжал движение к Москве. В октябре в селе Коломенском к нему присоединился служилый человек Истома Пашков, пришедший с отрядом из Рязанщины. Под общим командованием Ивана Болотникова началась осада Москвы. Месяц осады не принес результатов, а Василий Шуйский за это время сумел переманить на свою сторону дворянский отряд во главе с Прокопием Ляпуновым, а затем благодаря измене Пашкова разбил 2 декабря Болотникова под Коломенским. Последний отступил к Серпухову, а затем перебрался в Калугу.

В то же время в Путивль с Терека прибыл еще один претендент на царские регалии - «царевич Петр» (Илейка Муромец). В войске несуществующего сына царя Федора Ивановича были в основном казаки (терские, волжские, а затем запорожские), хотя встречались и аристократы (князья Телятевский, Шаховской, Мосальские). Впрочем, низкое происхождение «царевича» было настолько явным, что от него отвернулись почти все северские дворяне. В начале 1607 г. Илейка Муромец поспешил на помощь Болотникову. Однако отряд князя В.Ф. Мосалького был разбит на реке Вырке к югу от Калуги. Разбиты были и казаки, отправленные с князем А.А. Телятевским. Осада Калуги правительственными войсками продолжалась пять месяцев. Закончилось продовольствие, армия Шуйского стала распадаться, а после удачной вылазки болотниковцев, вынуждена была отойти к Серпухову. Путь на Москву был открыт, однако обессиленный Болотников поспешил в Тулу, чтобы соединиться с находившимся там «царевичем Петром». С некоторого времени Болотников перестал быть предводителем восставших («большим воеводой»). Руковдство перешло к бывшему хозяину холопа князю А.А. Телятевскому.

Летом 1607 г. против восставших выступила новая армия Василия Шуйского во главе с самим царем. Полк А.В. Голицына в тяжелом сражении около Каширы разбил Телятевского, бежавшего с Болотниковым в Тулу к «царевичу Петру». 30 июня началась осада города правительственными войсками. Неумелое руководство царя привело к многочисленным потерям и затяжному характеру осады. Наконец, по предложению бояр, была запружена река Упа и затоплена тульская крепость. 10 октября 1607 г. осажденные сдались. Последовала жестокая расправа над руководителями восстания. Болотников был сослан в Каргополь, а позже ослеплен и утоплен. Лжепетра повесили. Таким образом, антиправительственное движение было подавлено. Однако спокойствия в государстве не наступило. На историческую арену вступил Лжедмитрий II.

Лжедмитрий II. Человек, названный царем Дмитрием Ивановичем, совершенно случайно попал в игру политических сил, стремившихся, воспользовавшись слабостью России, достичь своих корыстных целей. Первоначально похожий на самозванца Лжедмитрия шкловский учитель Андрей Нагой отказывался от навязываемой ему роли, но после того как его вызволили из тюрьмы в Пропойске, вынужден был согласиться «податься» в цари. С отрядом наемников Лжедмитрий II отправился к Туле, рассчитывая на помощь Болотникова в завоевании московского престола. Но, узнав о падении Тулы, самозванец испугался и поспешил восвояси. Правда, на границе его перехватил отряд польско-литовских наемников, направивший Лжедмитрия II обратно в Россию. Самозванец временно обосновался в Орле. Вскоре в нем «признала» своего мужа Марина Мнишек, что способствовало росту его авторитета. Весной 1608 г. самозванец победил правительственные войска под Болховом и вскоре, 1 июня, стал лагерем в подмосковном селе Тушине.

В стране на полтора года установилось по сути двоевластие. И Василий Шуйский, и Лжедмитрий II имели свои дворы, рассылали указы, пользовались поддержкой отдельных городов и целых областей государства. Впрочем, с самого начала Лжедмитрий II был ставленником Речи Посполитой. На ее  помощь он только и мог рассчитывать. Однако король Сигизмунд III из-за внутренних неурядиц в своей стране не спешил вмешиваться в открытую войну с Россией. На помощь самозванцу в качестве частной инициативы был отправлен только магнат Ян Сапега с отрядом. Этот отряд вместе с тушинцами приступил к длительной осаде богатого Троице-Сергиева монастыря. Героическая оборона монастыря продолжалась 16 месяцев.

После того как на сторону самозванца перешли многие города в Поморье и Подмосковье, Василий Шуйский пошел на переговоры со Швецией, рассчитывая на ее военную помощь. Находившийся в Новгороде племянник царя Михаил Васильевич Скопин-Шуйский в 1608 г. договорился со шведами о присылке в Россию 5 тысячи солдат. 28 февраля 1609 г. в Выборге был подписан договор со Швецией, по которому последняя предоставляла России за 100 тысяч ефимок 2 тысячи конницы и 3 тысячи пехоты. Российская сторона обязалась не нарушать Тявзинский договор, отдавала Швеции Корельскую землю, отказывалась от претензий на Ливонию и, что самое серьезное, заключала союз против Речи Посполитой.

Эта российско-шведская договоренность дала Речи Посполитой основание для вступления в войну с Россией. Польско-литовские войска выступили в поход к Смоленску, осада которого началась в январе 1609 г.

Борьба против интервентов. Лжедмитрий II после начала открытой интервенции становился лишним в политической игре. Сигизмунд III приказал всем тушинским полякам прибыть в лагерь под Смоленском. Опасаясь выдачи королю самозванец поспешил скрыться в Калуге. Бояре и дворяне из лагеря Лжедмитрия II более не желали придерживаться проигрышной ставки и стали искать более надежного покровителя. 4 февраля 1610 г. посольство во главе с боярином М.Г. Салтыковым заключило с Сигизмундом III соглашение, по которому на российский престол приглашался сын короля Владислав. Согласно Смоленскому договору Владислав должен был принять православие и венчаться на царство московским патриархом. Гарантировалась неприкосновенность православия в России, магнаты и шляхта Речи Посполитой не могли приобретать здесь вотчины, занимать должности, шляхетские вольности не подлежали распространению. Предусматривался военный союз Речи Посполитой и России, направленный прежде всего против крымских татар. Однако договор остался лишь декларацией. Посольство Салтыкова было уведомлено о том, что Владислав не примет православия и не будет венчаться на царство.

В то же время шведские отряды Якоба Делагарди вместе с войском талантливого воеводы М.В. Скопина-Шуйского двинулись из Новгорода по направлению к столице. По пути уничтожались тушинские отряды и была снята осада с Троице-Сергиева монастыря. 12 марта 1610 г. Скопин-Шуйский торжественно вошел в Москву и стал готовиться к походу на Смоленск. Однако неожиданно воевода в возрасте 23 лет умер. Вполне вероятно, что его устранил брат Василия Шуйского Дмитрий, рассчитывавший после смерти бездетного царя сам занять престол. Дмитрий Иванович Шуйский сам отправился навстречу польским войскам и 24 июня 1610 г. у деревни Клушино под Можайском потерпел сокрушительное поражение от войск гетмана Станислава Жолкевского. Главными причинами поражения были полководческая бездарность Дмитрия Шуйского и измена шведов. Узнав о переходе на сторону врага шведских солдат, а после и их предводителя Делагарди, Шуйский отдал приказ об отступлении, превратившемся в паническое бегство. Путь на Москву был открыт. Жолкевский быстро двигался к столице, принимая присягу от городов на имя королевича Владислава.

Семибоярщина. В Москве в это время произошло восстание дворян и посадских людей, которое отстранило от власти Василия Шуйского. 19 июля 1610 г. царь был насильно пострижен в монахи. Официально государством стал править совет из семи бояр. Начался короткий период российской истории, известный как Семибоярщина.

Во главе Семибоярщины стояли князья Федор Мстиславский и Иван Воротынский. Не смотря на провозглашенное намерение править до съезда представителей всего государства и избрания нового царя, боярское правительство тут же поспешило пригласить на престол королевича Владислава. 17 августа 1610 г. был заключен договор с гетманом Жолкевским о признании Владислава царем. Договор еще не был одобрен Сигизмундом III, а на Девичьем поле уже произошла присяга москвичей новому государю. Кандидатура польского королевича не имела симпатий в народе, и многие горожане попросту не явились на церемонию.

Наблюдая за настроениями в столице, гетман Жолкевский решил вывести за ее пределы наиболее влиятельных лиц, и отправил их с посольством к осаждавшему Смоленск Сигизмунду III. В великом посольстве к королю были отправлены ростовский митрополит Филарет (Федор Романов) и князь В.В. Голицын. Гетман хотел включить в посольство и сына Филарета Михаила Романова, но последний был слишком молод для участия в подобном мероприятии.

Оккупация Москвы. Власть Семибоярщины была крайне непрочной. Ее крайняя непопулярность в народе и назревавшее восстание заставили боярское правительство опереться на польско-литовские войска. 21 сентября в Москву вошел приглашенный польский отряд во главе с полковником Александром Гонсевским. Гетман Жолкевский при этом поспешил отъехать к королю, захватив с собой и постриженного в монахи Василия Шуйского.

При поддержке интервентов правительство семибоярщины стало уничтожать сторонников «тушинского вора» - Лжедмитрия II. От казаков были очищены Серпухов и Тула, войска подступили к ставке самозванца - Калуге. Испытывая неуверенность в своих сторонниках Лжедмитрий II приступил к казням ненадежных людей и в итоге 11 декабря 1610 г. сам был убит крещеным татарином Петром Урусовым.

Несмотря на то, что после приглашения на царский престол сына короля Россия становилась союзницей Речи Посполитой, осада Смоленска продолжалась. В то же время в Москве интервенты начали чувствовать себя хозяевами положения. Гонсевским были арестованы патриотически настроенные бояре, а затем и патриарх Гермоген, призывавший народ идти «на литовских людей». Столица была оккупирована войсками интервентов.

Первое ополчение. Восстание в Москве. Еще при Василии Шуйском началось патриотическое движение северных городов России за наведение порядка в стране и изгнание из нее самозванца и интервентов. Затем к нему присоединились Рязань, Нижний Новгород, заволжские города. Организатором стал рязанский дворянин Прокопий Ляпунов, еще в 1606 году выступивший против Василия Шуйского. Ополчение формировалось в феврале-марте 1611 г. В его состав влились отряды «тушинского вора», находившиеся в Калуге. Таким образом, кроме дворян и детей боярских под предводительством Ляпунова в Первом ополчении участвовали тушинские дворяне во главе с князем Дмитрием Трубецким и казаки Ивана Заруцкого. Ополчение двинулось к Москве. В столице 19 марта 1611 г. произошло восстание, с трудом подавленное интервентами и боярским правительством. Удержаться в Кремле и Китай-городе интервентам и номинально функционировавшей Семибоярщине удалось только после того как по совету изменника Федора Молчанова они подожгли город.

Во время боев за Москву был создан высший орган власти - Совет всея земли - во главе с руководителями ополчения. Главную роль в Совете играли провинциальные дворяне и казаки. 30 июня Совет принял «Приговор всей земли», предусматривавший будущее устройство России. В целом «Приговор» был составлен в интересах мелкого дворянства. В нем обговаривалось распределение между обедневшими и разоренными дворянами земель бояр-изменников и возвращение в крепостную неволю холопов и крестьян. Только казачьи атаманы, которые еще до Смуты были казаками, могли стать помещиками, «показачившиеся» же крестьяне и холопы подлежали возвращению своим хозяевам.

«Приговор всей земли» вызвал раскол в Первом ополчении. Положение было усугублено Гонсевским, распространявшим поддельную грамоту от имени Ляпунова с призывом «бить и топить казаков по всей стране». 22 июля 1611 г. казаки позвали к себе «на круг» Ляпунова и там его зарубили. Лишившееся предводителя дворянство покинуло ополчение. Осаду Москвы продолжали только казачьи «таборы» Заруцкого и Трубецкого.

Первое ополчение осуществляло неудачную попытку освободить Москву от интервентов, закончилась 20-месячная осада Смоленска. Перебежчик раскрыл интервентам возможность ворваться в город, и Смоленск был взят. Сигизмунд III открыто заявил о намерении лично стать царем, тем самым подготавливая включение России в состав Речи Посполитой.

В то же время шведский король Карл IX стал осуществлять программу экспансии. 16 июля шведы заняли Новгород. Продолжалась осада Пскова. Новгородские бояре согласились на призвание на российский престол сына шведского короля принца Карла-Филиппа, а в случае несогласия «всей Русской земли», намеревались упорно придерживаться своего выбора. Таким образом намечалось отторжение от России ее северо-западных земель.

Организация Второго ополчения. К. Минин и Д. Пожарский. После поражения и раскола Первого ополчения города сами стали договариваться об организации нового движения за освобождение России. В августе 1611 г. нижегородцы и казанцы выработали свой «приговор», предупреждавший руководителей Первого ополчения о недопустимости смещения присланных ими для освобождения Москвы воевод и отвергавший избрание царя казаками без согласия «всей земли». Центром организации нового ополчения стал Нижний Новгород, где с призывом собирать средства «на строение ратных людей» выступил недавно избранный земским старостой купец Кузьма Минин. Благодаря добровольным пожертвованиям и чрезвычайному военному налогу были вооружены горожане и запасено продовольствие. Военным руководителем был избран лечившийся от ран в своем родовом селе Мугрееве князь Дмитрий Пожарский. Князь сражался в рядах Первого ополчения и едва живой был вывезен из Москвы. В Нижнем Новгороде в войско Пожарского стали собираться смоленские, вяземские и дорогобужские дворяне, стрельцы многих городов. Узнав о хорошем, в ополчение стали стягиваться коломенские и рязанские помещики, стрельцы и казаки окраинных областей.

В Великий пост, 23 февраля 1612 г., ополчение выступило в поход, двигаясь к Москве кружным путем через Балахну, Юрьевец, Кострому, Ярославль. Служилые и посадские люди встречавшихся городов вступали в ряды ополчения. Во время движения ополчения стало известно о том, что казаки Заруцкого присягнули объявившемуся в Новгороде и перебежавшему в Ивангород к тушинцам Лжедмитрию III. Назревала конфронтация двух ополчений. Минин и Пожарский разослали по городам грамоты, доказывая самозванчество нового Лжедмитрия. В отличие от Заруцкого, занятого осадой Москвы, у руководителей Второго ополчения было время, чтобы привлечь на свою сторону замосковные города.

Своеобразной столицей Второго ополчения стал Ярославль. Несколько месяцев, проведенных ополченцами в этом городе были использованы для того, чтобы заручиться поддержкой важнейших городов России, воссоздать структуру органов власти, наладить работу основных приказов. Был вновь собран Совет всей земли, возглавленный Мининым и Пожарским. Функции управления были разделены между двумя предводителями ополчения: Пожарский ведал политическими и военными делами, а Минин - административными и хозяйственными.

В лагере Первого ополчения было осознана ошибочность ставки на Лжедмитрия III. Заруцкому удалось изловить в Пскове очередного самозванца и отправить его в заточение. Казаки сложили крестное целование Лжедмитрию III и известили об этом Ярославль, намереваясь объединиться со Вторым ополчением. Однако новый Совет всей земли решил не идти на соглашение с «болотниковцем» и «тушинцем» Заруцким. Теряя власть, казачий атаман пытался наладить связь с интервентами, подослал даже убийц к Пожарскому. В итоге он был вынужден уйти в Коломну, где находилась его наложница Марина Мнишек с младенцем-«воренком» - сыном Лжедмитрия II, а затем бежал в Астрахань вместе с несколькими сотнями казаков. Осаду Москвы продолжала основная масса казаков под началом Трубецкого.

Освобождение Москвы. В июле 1612 г. Второе ополчение выступило по направлению к Москве. 24 июля в столицу вошли передовые отряды, а в августе подоспели главные силы. Первоначально необходимо было организовать изоляцию польско-литовского гарнизона, которым командовал сменивший Гонсевского Николай Струсь, и не допустить соединения с ним подошедшего войска Яна Ходкевича. Переправа вражеской конницы 22 августа через Москву-реку у Новодевичьего монастыря перешла в трехдневное сражение, в итоге которого кольцо блокады так и не было прорвано. Правда, в Кремль сумели прорваться три сотни польско-литовской пехоты, но они только усугубили положение осажденных, увеличив их число. После совместно выигранного сражения произошло примирение Пожарского и Трубецкого. Теперь осадой руководили два военачальника.

Наступила последняя фаза осады. Осажденные начали голодать. В Кремле и Китай-городе были съедены все животные, сгрызены кожаные вещи, выкопаны и употреблены трупы, наконец, началась дележка недавно убитых и засолка их впрок. Изголодавшиеся, опустившиеся до нечеловеческого облика интервенты не могли больше оборонять крепость. 22 октября отряды Трубецкого пошли на приступ Китай-города. Осажденные отошли в Кремль. Однако штурма Кремля не последовало. Интервенты открыли ворота и сдались (25 октября).

Очищение Москвы от интервентов не означало еще полной победы. Армия Сигизмунда III вновь вторглась в пределы России и стала лагерем под Волоком Ламским. Начинались морозы, заканчивалось продовольствие, Волок Ламский отчаянно сопротивлялся, и Сигизмунд III с сыном Владиславом так ни с чем и ушел восвояси.

Земский собор 1613 г. Еще из Ярославля Пожарский отправлял грамоты по городам, призывая присылать выборных людей для избрания нового царя. Из Москвы грамоты были разосланы вновь. Съехавшиеся в столицу в январе 1613 г. на Земский собор представители дворян, посадских людей, духовенства и, возможно, черносошных крестьян выдержали трехдневный строжайший пост и приступили к выбору. На собор прибыл посланник от Делагарди, напоминая, что в Ярославле Пожарский вел переговоры о приглашении на российский престол шведского принца. Но общим решением стало неприятие иностранцев во главе Российского государства. Кандидатурой, приемлемой для всех слоев общества, оказался 16-летний Михаил Романов - сын все еще находившегося при интервентах «нареченного» патриарха Филарета.

Избрание на царство Михаила Федоровича было отнюдь не случайным. Он был сыном боярина Федора Романова, «тушинского патриарха», человека энергичного и неуемно честолюбивого, к тому же двоюродного брата царя Федора Ивановича. Получалось, что Михаил приходился двоюродным племянником последнему царю из династии Калиты, что давало ему основание называть Ивана Грозного своим дедом. Эту родственную связь отметил один из современников: Михаила Романова избрали «его ради соуза царских искр».

Михаила считали удобным царем и знатные бояре: «Миша Романов молод, разумом еще не дошел и нам будет поваден». Бояре полагали, что новый государь, даже когда войдет в возраст, будет добрым и кротким, поскольку, как и царь Федор, он, по их наблюдениям, отличался умственной и физической слабостью.

Избрание Михаила явилось своеобразным социальным компромиссом. Страна в условиях Смутного времени остро нуждалась в правительстве своеобразного общественного примирения, которое смогло бы обеспечить сотрудничество людей из разных политических лагерей (сторонников Годунова, Шуйского, Владислава, тушинцев и т.д.) и разных социальных групп (крестьянства, казачества, дворянства, боярства). Таким образом, избрание Романова на царство обещало всеобщее примирение и успокоение.

21 февраля 1613 г. Земский собор окончательно утвердился в выборе и отправил посольство в Ипатьевский монастырь около Костромы, где находился Михаил Романов со своей матерью старицей Марфой (Ксенией Ивановной Романовой). Михаил долго отказывался от престола, но в итоге позволил себя уговорить. 11 июля 1613 г. Михаил Федорович венчался на царство. Период Смуты в истории Российского государства закончился.

Согласно некоторым поздним и весьма спорным источником, при вступлении на престол Михаил Романов дал какую-то «запись». Предполагают, что это могло быть обязательство править при помощи Земских соборов. Они, действительно, регулярно собирались до 1653 г., и, хотя не были по-настоящему представительными, несколько ограничивали царское единовластие.

Начало правления Романовых. Первые мероприятия нового царя были связаны с разбором накопившихся повседневных государственных дел, истреблением непримиримых противников новой династии и урегулированием отношений с соседними странами.

Еще на пути к столице к будущему царю прибыли отовсюду помещики, казаки и стрельцы и забросали его челобитными, желая подтверждения земельных пожалований, выплаты жалованья. Первоначально разоренные российские земли не могли наполнить казну, и поэтому на радикальные изменения молодой царь пойти не мог. К тому же продолжались политические рецидивы Смуты. В Астрахани засели Иван Заруцкий и Марина Мнишек, провозгласившие наследником престола трехлетнего «воренка» Ивана Дмитриевича. В планы заговорщиков входило вовлечение в войну с Россией персидского шаха, турецкого султана, татар, ногаев, казаков. Посланное к Астрахани стрелецкое войско изловило «воров», привезло в Москву, где в июле 1614 г. Заруцкого посадили на кол, Марину умертвили в тюрьме, а ее сына повесили.

Одной из первоочередных задач нового монарха стало утверждение законности своей власти на международной арене. Уже в 1613 г. были организованы многочисленные посольства в разные страны с целью определить политическую ситуацию и узнать отношение дворов к российско-польским и российско-шведским противоречиям. Планировалось привлечь императора Священной Римской империи в качестве посредника в переговорах с Речью Посполитой. Однако добиться каких-либо существенных результатов в «развязывании вековых узлов» международной европейской политики представителю новой династии не удалось.

Впрочем, изгнанные интервенты сами решили пойти на переговоры. Переговоры, проходившие в Смоленске, выявили невозможность компромисса. Претензии Владислава на российский престол, Речи Посполитой на Смоленскую и Северскую земли, а России на возврат Смоленска и возмещение нанесенного ущерба заставили послов обеих стран в январе 1616 г. разойтись ни с чем.

Столбовский мир. Тем временем продолжалась война России со Швецией. Шведы удерживали Новгород, а с конца июня 1615 г. войска шведского короля Густава Адольфа вновь осадил Псков. Неудачная осада, а скорее опасность заключения Россией союза с Речью Посполитой, заставила шведов пойти на переговоры. Перед Земским собором, собравшимся в сентябре 1616 г., встал вопрос: отдавать шведам новгородские города или собрать деньги на их выкуп. Было решено пожертвовать городами, иначе нечем было бы выплачивать жалованье войскам. Со своей стороны шведы также пошли на уступки и в результате Столбовского мира (27 февраля 1617 г.) возвратили России Новгород, Старую Руссу, Порхов и Сумерскую область. Россия лишалась Корелы, Копорья, Орешка, Яма, Ивангорода, устья р. Наровы. Российская торговля должна была вестись через шведские города и со шведскими купцами. Россия была в очередной раз оторвана от побережья Балтийского моря.

Деулинское перемирие. В 1616 г. продолжилась российско-польская война. Владислав расположился с войском около Вязьмы, совершая набеги на подвластные Михаилу Романову территории. В 1618 г. он перебрался к Можайску, а позднее в Тушино. Собранный Земский собор высказался за продолжение войны с Речью Посполитой. Осада Владиславом Донского монастыря была неудачной, начинались холода, и польская сторона склонилась к переговорам. 1 декабря 1618 г. было заключено перемирие на 14,5 лет, по которому Россия удовлетворила все притязания соперника. К Речи Посполитой отошли Смоленская, Черниговская и Новгород-Северская земли, а королевич Владислав не оставлял своих претензий на российский престол. Однако на родину наконец-то были возвращены пленные россияне вместе с патриархом Филаретом, Россия получала необходимую передышку в военных действиях, и Речь Посполитая фактически смирилась с  властью в России Михаила Романова.

Страницы: 1 · 2



Сайт Виктора Темушева.

Поиск

Облако тегов

беларусь велиж «великое княжество московское» «великое княжество тверское» «верхнеокские княжества» «верховские княжества» витовт вкл воротынск «восточная европа» «вяземское княжество» «вялікі гістарычны атлас беларусі» граница границы «грюнвальдская битва» дмитровец «древняя русь» «золотая орда» «историческая география» карты «киевская земля» «кричевский повет» «куликовская битва» «литовско-московская граница» «литовско-тверская граница» любутск метельский «московско-литовская война» «московско-литовская граница» «московско-литовские войны» «московское княжество» ольгерд опаков «османская империя» «первая мировая война» «пограничная война» «полоцкое воеводство» «полоцкое княжество» поугорье «речь посполитая» «ржевская земля» «рославльский уезд» россия русь «северо-восточная русь» «северская земля» славяне спиридонов «средние века» ягайло