Ссылка: http://www.hist-geo.net/media/blogs/blog/review-atlas.doc

 

С.Н. Темушев

Рецензия на школьный атлас, или о рекомендованной халтуре

 

В данной рецензии обстоятельно рассмотрено содержание атласа по истории Беларуси для 6-го класса общеобразовательных учреждений (период в отечественной истории с древнейших времен до середины XIII в.). Авторами «специального содержания» рецензируемой работы указаны О.В. Перзашкевич и И.А. Авдеев, а «научными редакторами» – П.Ф. Дмитрачков и Э.М. Загорульский, данное наглядное учебное пособие допущено Министерством образования Республики Беларусь. Сразу отметим, что авторы рецензируемого школьного атласа не являются специалистами по истории Беларуси, крайне сомнительны и их знания основ картографии, тем не менее на протяжении многих лет они сохраняют за собой монопольное право готовить атласы как по отечественной, так и по всемирной истории. Несколько лет назад это странное положение вещей обсуждалось в Национальном институте образования, когда вопросы к «заслуженным» авторам возникли уже на уровне перечня предлагаемых ими для атласа карт (об этом ниже). К тому же на очередное творение «авторского коллектива» была написана разгромная рецензия, показавшая их полную некомпетентность и в вопросах картографирования, и в знании исторического материала (11 страниц только замечаний и обнаруженных ошибок, см. в Приложении 1 выводы рецензента). Это был атлас по истории Беларуси для 7 класса. Автором рецензии был Виктор Николаевич Темушев, который в свое время выступил соавтором (с В.М. Храмовым) тематически аналогичного (но содержательно абсолютно иного) атласа, подготовленного в издательстве БГУ [1]. Совершенно бескорыстно (а не с целью оттеснить наших авторов от монополизированной ими сферы деятельности) он предложил помочь в исправлении и подготовке карт атласа, о чем потом очень сильно пожалел, поскольку это предложение было использовано против него же (см. Приложение 2 и 3). Так нашим авторам померещилась угроза того, что придется с кем-то делиться в закрепленной за ними «делянке». Для того чтобы устранить нависшую над ними мнимую или реальную опасность, авторы задействовали самые разнообразные методы. Хотелось бы рассказать о них, хотя о подобной грязи и подлости не принято говорить в печатных изданиях. Но умалчивая о них (сколько всего у нас просто замалчивается!) невольно действуешь на руку людям, не отличающимся порядочностью и явно берущимся за дело, им непосильное. Напомним: «чтобы зло торжествовало, нужно лишь чтобы хорошие люди бездействовали».

Продолжение:


Виктор рассказывал мне как один из авторов – И.А. Авдеев – в свое время еще до описанной ситуации приходил к нему на работу в Институт истории и буквально на коленях молил, чтобы тот убрал из рецензии на другое «произведение» наиболее очевидные указания на его грубые ошибки и очевидную некомпетентность. Тогда мой брат пошел навстречу и дилетантизм «заслуженного» автора не получил широкой огласки. После же негативной оценки атласа для 7 класса более активно стал действовать другой соавтор – О.В. Перзашкевич. Прежде всего он попытался воздействовать на самого рецензента (правда, не физически, хотя, надо сказать, и такое произошло со стороны И.А. Авдеева после очередного заседания министерской секции). Мой брат рассказывал, как О.В. Перзашкевич поздно вечером навязался к нему домой и до поздней ночи доказывал свою правоту в каких-то мелочах; личная деликатность не позволила выставить за дверь незваного гости, хотя тот и мешал спать маленькой дочке. Тем не менее личного обаяния для убеждения принципиального рецензента у Перзашкевича не хватило, поэтому уже вскоре он перешел к иной тактике, прямо задействовав административные рычаги. Весьма показательно, что именно в этом «борцы за справедливость» обвинили В.Н. Темушева.

Не побоюсь рассказать о нечистоплотности в отстаивании своей научной состоятельности авторов рассматриваемого издания. Их методы оказались совершенно неожиданными как для меня, так и для моего брата: трудно было представить, что можно пойти на такую низость и прямой подлог. Видимо, то за что борются наши авторы, очень значимо для них, и речь в данном случае идет не о честном имени и авторитете в научном сообществе (это достигается совсем другими способами), а о банальном корыстном интересе. Так, в Министерство образования пришло письмо от ученика одной из минских гимназий, в котором тот писал, насколько сложно разобраться в картах атласа, автором которого является В.Н. Темушев. А вот атласы, подготовленные И.А. Авдеевым и О.В. Перзашкевичем, напротив, доступны и понятны, в них отсутствуют грубые ошибки и они содержат интереснейший материал. Как оказалось, в учебном заведении такого «принципиального» ученика работала супруга одного из авторов «правильного» атласа, и откуда растут ноги стало совершенно понятно, возможно именно поэтому о письме в министерстве быстро забыли, хотя обычно подобные обращения рассматриваются очень серьезно. Затем «борцами за справедливость» был сделан еще один ход: на имя министра образования была написана докладная записка, в которой уважаемые авторы сообщали об искусственных препонах, которые создаются братьями В.Н. и С.Н. Темушевыми, мешающими прохождению в установленном порядке их замечательного атласа. Один – надуманными и несправедливыми замечаниями в своей рецензии, а другой – лоббированием интересов брата в Секции исторических дисциплин Научно-методического совета при Министерстве. Обвинения сейчас кажутся абсолютно абсурдными, но тогда они, совершенно очевидно, подействовали. Какие еще шаги предприняли И.А. Авдеев и О.В. Перзашкевич, мне не известно, но, видимо, были задействованы и личные связи, вполне вероятно, министерским чиновникам были озвучены и иные, более «серьезные» обвинения людей, посмевших указать на халтуру в подготовке учебных изданий.

Такими грязными и недостойными методами авторы в полной мере добились желаемого: несмотря на новые негативные отзывы на их творения, все же за ними закрепилось авторство над несколькими атласами. В связи со смертью В.Н. Темушева позиция И.А. Авдеева и О.В. Перзашкевича в качестве ведущих специалистов по созданию картографической продукции для средней школы значительно укрепилась. Впору торжествовать…

О примерах «крупных» мошенников, для которых приобщение к историческим исследованиям открывало путь к наживе откровенно рассказал в своих работах российский ученый-археолог А.А. Формозов [2]. В числе наиболее ярких примеров недобросовестных ученых, которыми в приобщении к науке двигала заурядная корысть, фигурирует и наш соотечественник – археолог В.Д. Будько [3]. Информация статьи об этом деятеле в новейшей двухтомной энциклопедии «Археология Беларуси» создает образ деятельного исследователя, внесшего значительный вклад в изучение палеолита Беларуси [4]. Между тем белорусским историкам старшего поколения эта личность известна с другой стороны. В.Д. Будько сменил К.М. Поликарповича на должности заведующего сектором археологии в Академии наук БССР в 1965 г., за несколько лет как будто успел провести серьезные исследования. Но на рубеже 1960–70-х гг. выяснилось, что, получая большие суммы на проведение полевых исследований, в большинстве случаев он их не вел, составлял фальшивые отчеты, выдавая за новые находки предметы из коллекции К.М. Поликарповича. Показательно, что сколько-нибудь негативных последствий раскрывшаяся афера для Будько не имела: он без труда утроился в Гомельском университете, оттуда был уволен и даже исключен из КПСС за пьянство и драки, но уже вскоре в партии восстановлен и снова взят на работу в Академию наук, на этот раз в Институт искусствоведения, этнографии и фольклора [5]. Современное мошенничество в науке не столь очевидно, но именно поэтому и представляет большую опасность: немногие смогут заметить под внешне наукообразными творениями корыстных дельцов хорошо замаскированный способ заработать. Между тем замалчивание нечистоплотности отдельных лиц позволяет им еще больше закреплять за собой статус непревзойденных мастеров своего дела, ссылаясь затем на многолетний опыт работы и многократное переиздание их трудов. При этом хотелось бы обратить внимание на одно обстоятельство: благодаря компетентным, объективным и просто честным рецензиям несостоятельность той или иной работы, предназначенной для обеспечения учебного процесса, все же становится понятной (что можно в полной мере утверждать относительно картографических творений наших авторов). Об этом должно быть хорошо известно в министерстве, однако по какой-то причине из году в год те же лица утверждаются в качестве авторов ответственных изданий. И дело здесь не в том, что сделать эту работу некому, нет специалистов необходимой квалификации. Пример с подготовкой школьных атласов по истории в этом отношении особенно показателен. Так, В.Н. Темушев, уже зная о своей смертельной болезни, настойчиво добивался права участия в подготовке атласов по истории Беларуси периода Средневековья (6 и 7 класс). Используя имеющиеся, надо сказать, очень серьезные наработки, ему вполне было по силам самостоятельно подготовить эти пособия. Время еще было. Тем не менее, в министерских кругах и в Национальном институте образования от предложения бескорыстной помощи решили отказаться. Существующая система отталкивает людей талантливых и независимых и предпочитает услужливых дилетантов.

Картографические издание, которое будет рассмотрено в данной рецензии, предназначено для учащихся 6-го класса. Согласно утвержденному в 2008 г. типовому учебному плану именно на 6-м году обучения учащиеся белорусских школ приступают к систематическому изучению отечественной истории. На примере атласа по истории Беларуси для 6 класса юные граждане нашей страны знакомятся с основами исторической географии, узнают о влиянии физико-географических, природно-климатических факторов на особенности исторического процесса, осознают сложность формирования государственных границ, наконец, получают наглядное представление об изменении геополитического положения Беларуси и развитии этнических процессов на ее территории. Все это требует обращения пристального внимания к качеству данного издания.

Для младших классов средней школы крайне важно всесторонне обеспечить учебный процесс: наряду с текстовой информацией учебника, рассказом учителя на уроках непременно должны присутствовать исторические картины (их отсутствие не могут компенсировать иллюстрации учебного пособия), настенные карты или карты атласа. Весь наглядный материал в современных условиях может быть продемонстрирован с помощью мультимедийного проектора, но способ трансляции не вносит ничего принципиально нового в методическое обеспечение учебного процесса. «Слово учителя» и текст учебного пособия имеют, безусловно, ведущее значение, но вербальная информация обязательно должна быть закреплена визуальными образами. Особая роль при этом принадлежит исторической карте. В карте довольно высок уровень абстракции, в связи с чем для ее понимания требуются определенные навыки. Тем не менее, правильное применение карт на уроках истории помогает и правильному пониманию материала, и его запоминанию и закреплению.

Осознание того, что исторические события необходимо локализовывать не только во времени, но и в пространстве, пришло давно, можно сказать, вместе со становлением истории, как науки. На исторических факультетах иностранных вузов, в том числе российских, историческая география нашла достойное место в учебных планах. Но до сих пор в Республике Беларусь эта дисциплина с трудом пробивается в высших учебных заведениях, тем более не находит она места в общеобразовательных учреждениях. Так на истфаке БГУ Виктор Николаевич Темушев многие годы добивался введения в число преподаваемых дисциплин исторической географии Беларуси. В итоге эта дисциплина в ведущем вузе республики появилась, но получилось какой-то эрзац, некое новомодное ее подобие, связанное с электронными способами создания карт. В этой связи не стоит ожидать появления в Беларуси хороших специалистов по историческому картографированию, и поэтому будут востребованы дилетанты, умеющие только заимствовать чужие работы, и не будет людей, которые смогут объективно оценить их «творения».

Прежде чем перейти к непосредственному рассмотрению атласа «История Беларуси с древнейших времен до середины XIII в» (Минск: РУП «Белкартография, 2012; специальное содержание разработано И.А. Авдеевым и О.В. Перзашкевичем) хотелось бы отметить, что автор данной рецензии неоднократно сталкивался со слабыми потугами указанных лиц в деле исторического картографирования. Но до недавнего времени критика в адрес их «творчества» имела, скорее, отраженный характер. Созданием исторических карт занимался мой брат, и не было и мысли вмешиваться в эту сферу, для работы в которой требовались годы изучения специфических источников и совершенствования методологии реализации визуального представления исторических фактов на картах. Прошло без малого два десятилетия напряженного труда, прежде чем Виктор Николаевич был замечен и признан в качестве ведущего специалиста по исторической географии Беларуси. После его смерти остался значительный архив картографических работ и исследований по определению границ (прежде всего восточной границы Великого княжества Литовского), но осталось много незавершенных дел. К их числу принадлежит и подготовка школьного атласа по истории белорусских земель древнерусского периода. Борьба Виктора с наглостью и беспринципностью «прикормленных» авторов, монополизировавших школьный атлас по истории, закончилась его поражением. Считаю своим долгом продолжить эту борьбу, несмотря на возможные крайне неприятные для меня последствия, которые следует ожидать, учитывая выше описанные методы, применяемые данными лицами прежде.

Автору данной статьи пришлось основательно познакомиться с атласом по истории Беларуси для 6 класса в связи с работой над контурными картами. Стало очевидным, что «новый» атлас совершенно не соответствует новой учебной программе, его авторы не посчитали нужным соотнести содержание отдельных карт с материалом нового учебного пособия. Так, были полностью проигнорированы современные данные о расселении балтов и славян на территории Беларуси, о развитии государственности и культуры на белорусских землях и т.д. Сравнение с предшествующими изданиями атласов для 5 и 6 классов тех же авторов вскрывает удивительный факт: атлас 2012 года на 100 % совпадает с более ранними изданиями данного пособия [6], чего ни в коей мере не следовало ожидать в связи с существенным изменением учебной программы и содержанием основного учебного пособия. Таким образом, авторы не стали утруждать себя внесением каких-либо корректив, для них произошедшая реформа (контрреформа?) в системе общего среднего образования прошла незамеченной. Именно подобные вещи и принято называть халтурой. Между тем неоднократное перепечатывание однажды сделанной, главным образом, усилиями сотрудников РУП «Белкартография» работы, дает основание авторам утверждать о том, что они создают уже 6-й или 7-й атлас (см. Приложение 2). Добавлю, что те же карты под тем же авторством попадают и в электронные атласы, подготовку которых в последнее время инициировало министерство. И снова за ту же халтуру наши авторы получают хорошие дивиденды. Но они ведь работают не ради денег…

Некоторые незначительные изменения в изданный в 2012 г. атлас по истории Беларуси все же были внесены. Для работы над контурными картами в РУП «Белкартография» мне была выдана рукопись еще готовящегося к печати атласа, и некоторые наиболее очевидные ошибки и несоответствия с учебным пособием я отметил. Несколько недоразумений О.В. Перзашкевич посчитал возможным исправить, но в основном замечания (что является для него правилом) были отвергнуты. Кроме того, обращает на себя внимание изменение названия ряда карт, при этом без внесения каких-либо корректив в их содержание.

Можно согласиться с тем, что возраст учащихся с необходимостью предполагает сознательное упрощение исторического материала, который дается в школьном атласе. Аппроксимация, конечно, необходима, но в примере с рецензируемым атласом мы увидим не упрощения, а грубейшие искажения и прямые ошибки. Между тем сами авторы свою работу позиционируют как лучший образец школьного атласа по истории, прошедший испытание временем. Рассматриваемое картографическое издание претендует на высокий уровень научности: в качестве его рецензентов выступают доктора наук, имеется рекомендация Министерства, сами карты внешне выполнены с соблюдением необходимых требований (но нужно отметить, что в этом заслуга не «авторов специального содержания», а сотрудников «Белкартографии»). Потребителю данной продукции не известно, какой вклад в подготовку издания сыграли указанные доктора наук или каким образом была получена рекомендация Министерства. На самом деле указанные в качестве «научных редакторов» профессора в лучшем случае лишь поверхностно ознакомились с атласом, который оказался «сакрализован» их именем. Процедура же прохождения атласа по соответствующим инстанциям для получения министерского «грифа» была непростой, несмотря даже на присутствие уважаемых персон в качестве научных редакторов. Атлас не прошел Секцию исторических дисциплин Научно-методического совета при Министерстве образования уже на этапе утверждения перечня карт. Справедливой критике была подвергнута базовая концепция авторского коллектива, а именно: стремление ввести историю Беларуси в контекст всемирной истории при доминировании последней. Хотя в свое время Виктор Николаевич Темушев высказался положительно о предложенной концепции, но ее практическая реализация уж очень сильно наталкивала на мысль о том, что, прикрываясь теоретический обоснованием, авторы попытались упростить себе работу: в ряде случаев (по субъективному мнению, даже в большинстве) помещая в атлас совершенно пустые карты. Ненужность последних, а также многочисленные грубые ошибки на них, будут рассмотрены ниже. Все же следует признать, что в целом в концепцию атласа была заложена хорошая идея: в древнерусский период белорусские земли были тесно связаны с историей Восточной Европы, но ее реализация оказалась несостоятельной.

С перечня карт атласа и начнем его основательное рассмотрение. Нарушая привычную логику рассуждений (от наблюдений к выводам) сразу отметим, что половина карт из перечня (и соответственно, атласа) попросту не имеет права в нем присутствовать, место им в атласе по всемирной истории. При этом в рецензируемом атласе по истории Беларуси отсутствует целый ряд тематических карт, которые необходимы для полноценного отображения материала учебного пособия и в целом периода отечественной истории, изучаемого в 6 классе.

с. 1

Беларусь на карце Еўропы

Представляется сомнительной необходимость размещения этой совершенно «пустой» карты в атласе. Контур современной границы Беларуси присутствует и на всех других картах атласа.

с. 2

Найстаражытнейшыя людзі каменнага веку

Необходимая карта, но ей явно не хватает нанесения рельефа местности.

с. 3

Ледавік ў Еўропе

Карта уместна в атласе по всемирной истории.

с. 4

Жыццё людзей у пасляледавіковы перыяд на Беларусі

Необходимая карта, но ее содержание не соответствует названию: жизнь людей на ней никак не отражена.

с. 5

Пачатак земляробства і жывёлагадоўлі ў Еўропе

Карта для атласа по всемирной истории.

с. 6

Бронзавы век на беларускіх землях

Необходимая карта, но кроме поселений следовало указать и направления проникновения на территорию Беларуси меди, олова.

с. 7

Рассяленне індаеўрапейцаў

Полная недоразумений карта, уместна в атласе по всемирной истории.

с. 8

Балты на тэрыторыі Беларусі

Необходимая карта, но скудно снабжена информацией. Непонятно, что даст учащимся знание размещения поселений балтов.

с. 9

Рассяленне старажытных балтаў у Еўропе

Карта может быть размещена в виде врезки на предыдущей карте.

с. 10

Першыя славяне на тэрыторыі Беларусі

Необходимая карта, но требует корректировки с учетом современного уровня знаний.

с. 11

Рассяленне славян у Еўропе

Карта уместна в атласе по всемирной истории.

с. 12

Саюзы плямён на тэрыторыі Беларусі

Необходимая карта, но требует корректировки с учетом современного уровня знаний.

с. 13

Усходнеславянскія саюзы плямён і іх суседзі

Карта уместна исключительно в атласе по всемирной истории.

с. 14

Першыя княствы на тэрыторыі Беларусі

Необходимая карта, но требует корректировки как ее название, так и содержание.

с. 15

Старажытная Русь

Карта уместна исключительно в атласе по всемирной истории.

с. 16

Раздробленасць на беларускіх землях

Необходимая карта, но крайне неудачно выполнена.

с. 17

Раздробленасць Русі

Карта уместна исключительно в атласе по всемирной истории и при этом

с. 18

Хрысціянства на тэрыторыі Беларусі

Необходимая карта, но ее содержание не соответствует названию (должно быть шире: «культура белорусских земель»).

с. 19

Хрысціянства ва Усходняй Еўропе

Карта уместна исключительно в атласе по всемирной истории.

Таким образом, из 19 карт атласа 10 могут быть совершенно безболезненно удалены из него, поскольку не имеют отношения к истории Беларуси. При этом многим темам просто не нашлось места в атласе И.А. Авдеева и О.В. Перзашкевича. Это, например, социально-экономическое развитие белорусских земель в период Высокого средневековья, развитие культуры, вторжение крестоносцев в Восточную Прибалтику, монгольское нашествие, взаимоотношение восточных славян с прибалтийскими народами (особенно важно – с литвой). В свое время это было отмечено в ходе обсуждения на Секции исторических дисциплин Научно-методического совета Министерства образования. Автору данной рецензии пришлось выступать экспертом от министерской секции, и вывод был однозначен: перечень карта атласа требует существенной доработки. Тогда же Виктор Николаевич Темушев подготовил альтернативный перечень, который максимально учитывал представленный ранее проект (см. Приложение 4). Достоин великого удивления тот факт, что авторам удалось «пропихнуть» (другое слово трудно подобрать) свой проект, который по сути не требовал от них никаких дополнительных усилий при подготовке «нового» атласа. Как это произошло, мне не известно, поскольку в то время я уже был выведен из состава членов Секции (возможно, как раз благодаря этому обстоятельству). Чем же можно объяснить такое упорство в отстаивании своей позиции упомянутых авторов? Представляется, что дело здесь не в принципах, не в банальной лени, а в элементарной неспособности создать что-либо новое (даже то, что уже «наработано» этими господами – примитивное копирование чужих материалов, иначе и быть не может, поскольку профессионально исторической картографией и даже историей соответствующего периода и региона они не занимаются). Подобным перечнем карт, в котором более половины не относится к истории Беларуси, авторы пытаются прикрыть свою некомпетентность, которая еще более очевидна при рассмотрении конкретного содержания отдельных карт атласа.

Необходимо отметить, что атлас представляет собой не просто набор тематических карт (как, на самом деле, должно быть): наряду с выстроенными по хронологическому и тематическому принципу картами каждую страницу сопровождает текст и иллюстративный материал. Сразу хотелось бы отметить, что необходимость текста в атласе сомнительна. Прежде всего, проверка через рецензирование и обсуждение на министерской секции осуществляется главным образом карт, а не текста, поэтому качество последнего оставляет желать лучшего. Кроме того, сами эти тексты подменяют материал учебного пособия, случается, и прямо ему противоречат. Возможно, тексты в атласе имели бы большее право на существование, если бы они прямо комментировали и помогали понять карты, но в примере с рецензируемым атласом этого ничуть не бывало. В большинстве случаев неудачно подобран и иллюстративный материал, который также должен был бы сопровождать и дополнять карты, но в нашем случае имеет отвлеченный характер. Иллюстрации подобраны совершенно произвольно близко к той теме, которой посвящена карта и о которой рассказывает текст. Как бы то ни было, в дальнейшем систематическое рассмотрение отдельных страниц атласа будет осуществляться по следующей схеме: карта–текст–иллюстрации.

Карта на с. 1 атласа не нуждается в обстоятельном рассмотрении. На ней присутствуют лишь контур европейского побережья, обозначения морей и основных рек; из специальных обозначений нанесена лишь граница современной Республики Беларусь. Повторимся, что ту же информацию учащиеся могут почерпнуть из других карт рассматриваемого атласа, имеющих тот же масштаб, не говоря уже о иных источниках знаний. Вполне вероятно, роль данной карты заключается в том, чтобы занять пустое место, при этом, скорее, не в атласе как таковом, а в компетентности авторов его специального содержания.

На 2-й странице атласа размещена карта «Древнейшие люди каменного века», содержание которой ограничивается указанием мест находок древнейших кремневых орудий труда, древнейших стоянок человека на территории Беларуси и линии продвижения последнего ледника (его время не указано ни в легенде, ни в сопровождающем тексте). К числу «новаторств», внесенных по сравнению с предыдущими изданиями школьного атласа, следует отнести появление двух знаков, фиксирующих положение находок и стоянок: специальный знак и пунсон. Зачем это нужно, в состоянии, видимо, объяснить только авторы специального содержания. Между тем, ни в «Национальном атласе Беларуси», ни в «Историческом атласе Беларуси» (том 1), ни в «Великом историческом атласе Беларуси», на которые должен ориентироваться школьный атлас, это не было принято. Более того, представляется, что два знака могут серьезно дезориентировать учащихся. Отметим также, что на карте не обозначена третья находка древнейшего орудия труда, относимого исследователями к эпохе мустье – это скребок-нож, найденный в 1928 г. К.М. Поликарповичем у дер. Подлужье (рядом – Бердыж) [7]. Легко и непринужденно авторы специального содержания атласа излагают в сопроводительных текстах сложнейшие дискуссионные вопросы древнейшей истории человечества. Так, учащиеся должны усвоить, что неандертальцы не позднее за 200 тысяч лет назад расселелись на территории Европы. Однако несколько иные датировки предлагает современная справочная и научная литература. Так, в новейшей белорусской археологической энциклопедии утверждается, что неандертальцы жили в Европе в период рисс-вюрмского межледниковья (187–70 тыс. лет назад) и вюрмского оледенения (70–35 тыс. лет назад) [8]. Западные и российский исследователи приводят более «скромные» датировки: Герберт Томас утверждает, что неандертальцы жили между 100 000 и 35 000 гг. до Рождества Христова в Европе и части Азии [9]; А.А. Клёсов и А.А. Тюняев отмечают, что самые древние палеоантропы-«неандертальцы» обнаружены в районах Волгограда (время: около 210 тыс. лет назад), при этом палеоантропы расселились по Западной Европе 100 тысяч лет назад, этим временем датируется древнейшая стоянка неандертальцев в Италии [10]; Л.Б. Вишняцкий указывает, что «классические» неандертальцы появились не позднее 130 тыс. лет назад [11]. Перечень мнений исследователей можно продолжить, но А.И. Авдеев и О.В. Перзашкевич не могут быть отнесены к числу глубоких специалистов по проблеме происхождения человека и их мнение все-таки следует признать ошибочным. Просто комично выглядит присутствующая на с. 2 фотография (!) человека каменного века. Все же во избежание ненужных вопросов учащихся следовало подобрать современную картину-реконструкцию внешнего облика неандертальца, каковых более чем достаточно.

Карта на с. 3 («Ледник в Европе») содержит только информацию о распространении на территории Европы «последнего ледника». К какому времени относится нанесенное на карте оледенение, не указано (если это 95 тысяч лет назад – эта хронологическая привязка есть в сопровождающем тексте – то границы ледника указаны неверно) [12]. Видимо, отражена ситуация 18 тысяч лет назад. Этим же временем должен быть датирован и ледник на карте со с. 2. Это делает тем более сомнительной необходимость размещения карты «Ледник в Европе» на отдельной странице (ее можно было сделать небольшой врезкой). Описательный текст на с. 3 дублирует материал учебного пособия, при этом информация о жилищах древних людей была бы более уместной на предыдущей странице. Ошибочное название этих жилищ шалашами (буданами) было убрано из учебного пособия, но, как неоднократно еще будет отмечено, его текст авторами специального содержания атласа был проигнорирован. Размещенная на той же странице реконструкция по непонятной причине названа «древнейшим культовым сооружением в Восточной Европе». Между тем предполагается, что так выглядели жилища стоянок Юровичи и Бердыж, сохранность которых, правда, не позволяет реконструировать жилища, но их облик восстанавливается по аналогии с памятниками стоянок в Украине (например, около д. Межиричи у г. Канева) [13]. Произвольной, крайне неточной является размещенная на с. 3 наглядная схема изменения климата. Так, начавшееся 600 тыс. лет назад Миндельское оледенение сменилось коротким Миндель-рисским межледниковьем 300–200 тыс. лет назад, после чего наступило сильное Рисское оледенение, длившееся почти 100 тыс. лет; от последнего Вюрмского оледенения оно отделяется коротким (30 000 лет) Рисс-вюрмским межледниковьем. Если верить схеме, то на время 350 тыс. лет назад приходится потепление, а это как раз время самых низких температур Миндельского оледенения [14].

На с. 4 учащимся предлагается карта «Жизнь людей в послеледниковый период в Беларуси». Точные хронологические рамки отмеченных на карте памятников (это только стоянки) не указаны, если же принять во внимание сопровождающий текст и содержание следующей карты (без учета карты на с. 5, место которой в атласе по всемирной истории), то это период с 8 тысячелетия до н.э. до начала 2 тысячелетия до н.э. (начало бронзового века). В эти хронологические рамки и должны укладываться указанные стоянки. Между тем на карте мы обнаруживает древнейшие стоянки первобытного человека на территории Беларуси – Юровичи и Бердыж (соответственно 24 тыс. лет до н.э., 21 тыс. лет до н.э.). Даты этих стоянок относятся к числу основных учебных элементов, которые должны усвоить учащиеся, поэтому присутствие данных памятников на рассматриваемой карте следует отнести к числу серьезных ошибок. Кроме стоянок у Юровичей и Бердыжа отмечено еще 14 памятников каменного века (Крумплево, Осовец, Берестеново, Ковальцы, Белица, Черешля, Боровка, Красносельский, Кистени, Гренск, Заречье, Моталь, Камень, Заозерье), но не все из них укладываются в обозначенные выше хронологические рамки. Не являясь специалистами по древнейшей истории Беларуси и не желая излишне утруждать себя, авторы попросту позаимствовали информацию из первой карты раздела «История» «Национального атласа Беларуси» («Палеолит и мезолит Беларуси») [15], добавив почему-то только Осовец [16]. Однако не все отмеченные на указанной карте названия населенных пунктов однозначно связываются с памятниками 24–5 тысячелетий до н.э. (а тем более 8–5 тысячелетий до н.э.), о чем позволяет судить информация новейшего издания энциклопедии археологии Беларуси (несмотря на недавнюю публикацию, ею вполне могли воспользоваться авторы специального содержания рецензируемого атласа). Простая сверка отмеченных в школьном атласе стоянок с информацией энциклопедии позволяет обнаружить, что только менее половины из них может быть безоговорочно оставлено на рассматриваемой карте (Белица, Берестеново, Крумплево, Моталь, Черешля) [17]. Несколько стоянок относятся к более раннему, чем послеледниковый период, времени: Боровка (12–10 тыс. до н.э.) [18], Гренск [19], Ковальцы (с начала 14 тыс. до н.э.) [20]. Осовец, Заречье, Камень, рядом с которыми в некоторых случаях найдено несколько стоянок, в основном относятся к позднему неолиту и бронзовому веку [21]. Около Кистеней археологами обнаружены городище и селище балтских милоградской и зарубинецкой культур (городище функционировало во второй половине 1-го тыс. до н.э. – начале 1 ст. н.э.) [22]. Особо должен рассматриваться г.п. Красносельский, около которого исследован комплекс разновременных археологических памятников материальной культуры от эпохи мезолита до позднего средневековья [23]. При этом, поскольку в учебном пособии для 6 класса упоминаются шахты по добыче кремня [24], можно и даже необходимо было обозначить их локализацию особым условным знаком. В целом невозможно понять, по какому принципу происходил отбор стоянок послеледникового периода для размещения на карте школьного атласа. Кроме стоянок на карте с. 4 рассматриваемого атласа отмечены основные направления заселения территории Беларуси, однако и в данном случае нанесенные обозначения неточны и местами ошибочны [25]: упрощенное представление о том, что расселение шло вдоль рек, не всегда верное. Цветом на карте обозначена также заселенная в каменном веке территория, из чего учащийся может прийти к выводу, что незаселенной оставалась только узкая полоса на северо-востоке Беларуси. Это совершенно неверно! Значительные пространства, скрытые лесами и болотами, не были освоены и в период Средневековья. Сопровождающий текст призван подвести учащихся к пониманию необходимости перехода человека к производящему хозяйству, но более уместен он был бы на с. 5. Несколько настораживает приведенная на с. 4 диаграмма, дающая наглядное представление доли того или иного занятия присваивающего хозяйства древнейших людей на территории Беларуси (охота – 40%, рыболовство – 30%, собирательство – 30%). Как уже отмечалось, упрощение, безусловно, может присутствовать в школьных пособиях, но не столь грубое. Необходимо понимать (и эту мысль можно донести до учащихся), что в различных районах Беларуси (лесных, озерных и т.п.) охота или рыболовство играли различную роль. Неуместно и размещенное на с. 4 изображение горшка: распространение керамики характерно для неолита, т.е. для периода появления и распространения земледелия, чему посвящены последующие карты.

Карта на с. 5 показывает распространение земледелия и животноводства на территории Европы. Для истории Беларуси эта карта не имеет никакой ценности, сколько бы это ни доказывали с пеной у рта авторы ее специального содержания. К тому же отмеченные направления распространения земледелия и животноводства в древности имеют совершенно гипотетический характер. Не потрудились авторы, как и иных случаях, обратиться к специальной литературе при определении времени распространения земледелия. Так, в рассматриваемом атласе указываются временные рамки 6–7 тысяч лет назад (5–4 тысячелетия до н.э.) как период распространения производящего хозяйства на территории Балканского полуострова, в то же время в монографии В.А. Шнирельмана – 6–5 тысячелетия до н.э. (5500–4500 гг. до н.э.) [26]; приблизительно тем же временем датируется распространение земледелия на западе Франции (6000–4000 гг. до н.э.), на карте же главного специалиста по истории древней Индии и индоиранского мира О.В. Перзашкевича этого ареала нет вовсе; на Британских островах земледелие распространяется в IV–III тысячелетиях до н.э. (4000–3000 гг. до н.э.), в атласе – 3–5 тыс. лет назад (3–1 тысячелетия до н.э.) [27]. В целом неверна вся внешне строгая хронология карты. Попутно отметим, что сбой в хронологии у авторов атласа проявился и в неверном написании дат до нашей эры, чему учат в средней школе, начиная с 5 класса: следует писать не 8–7 тыс. лет назад, а 7–8 тысяч лет назад (иначе: 6–5 тысячелетия до н.э.). Теперь главное: ни из рассматриваемой карты, ни из последующей так и не становится ясным, когда же и каким образом появляется земледелие и скотоводство на территории Беларуси. В тексте для учащихся остается непонятным, как связано появление совершенных каменных топоров и зернотерок, о чем заявляется в первом предложении, с распространением земледелия и животноводства, о чем рассказывается далее (нужен ли этот текст в атласе, если он дублирует материал учебного пособия?). В иллюстрациях на с. 5 обращает на себя внимание их несогласованность с подписями: общий заголовок – «производство орудий труда», а приведены изображения каменных топоров, ткацкого станка, глиняных горшков, под которыми соответственно читаем: «обработка кремня», «ткачество», «гончарство». Остается недоумевать, как на такие очевидные ошибки не указали рецензенты? Недоумение в дальнейшем будет только возрастать.

На с. 6 размещена карта «Бронзовый век на белорусских землях». Информация, нанесенная на карту опять крайне незначительна (можно согласиться, что с учетом возраста основного потребителя этого продукта так и должно быть). Снова основным содержанием карты являются обозначения мест поселений, на этот раз периода бронзового века, и опять же по какой-то причине использованы два условных знака – пунсон населенного пункта и специальный знак. Поселения перенесены с карты «Национального атласа Беларуси», но принцип их отбора остается загадкой. Сверка с информацией энциклопедии археологии Беларуси ставит под сомнение целесообразность размещения на рассматриваемой карте 4 из 14 поселений. Так, наиболее известные памятники у Острова – это селища позднейших зарубинецкой и пражской культур [28], у Загорин – поселение позднего мезолита и раннего неолита, городище эпохи Киевской Руси [29], у Рудни на реке Сож – стоянки каменного века [30], у Ходасовичей – славянские селище, святилище, могильник, и два селища, одно из которых датируется временем около 3-го – начала 2-го тыс. до н.э. [31]. При этом почему-то «исчезли» поселения на севере Беларуси в ареале северобелорусской культуры бронзового века (на карте НАБ они имеются) [32]. Нанесенные на карту цветовые пятна в легенде обозначены как территории, на которых население «знает бронзу» в определенное время (в начале 2-го тысячелетия до н.э. и во второй половине 2-го тысячелетия до н.э.). На самом деле это ареалы распространения археологических культур бронзового века. Учащихся легко ввести в заблуждение, удивительно, почему очевидные недоразумения были пропущены рецензентами, а тем более научными редакторами. Обращает на себя внимание неточность и некоторая небрежность стиля текста на с. 6. Так, авторы пишут о производстве меди, хотя более уместным было бы говорить о производстве изделий из меди, а затем бронзы. Отмечается, что примерно в то же время когда на белорусских землях «возникло бронзолитейное дело» тут «начали распространяться скотоводство и земледелие», хотя это произошло на тысячу и более лет раньше, а в бронзовом веке земледелие утвердилось уже на всей территории Беларуси [33]. В наборе иллюстраций следовало сделать акцент на бронзовых орудиях труда и оружии, но таковые присутствуют среди прочих только в сборке, озаглавленной «Орудия труда» (здесь присутствует и каменный шлифованный топор, и костяной гарпун). О сомнительной точности диаграмм, указывающих в процентах занятия населения (всей территории Беларуси на протяжении более чем 1000 лет), уже говорилось выше.

Карта на с. 7 («Расселение индоевропейцев») должна быть безусловно убрана из атласа не только потому, что имеет косвенное отношение к истории Беларуси, но и по причине наличия грубейших ошибок на ней. Карта по своему содержанию весьма лаконична: обозначена лишь прародина индоевропейцев и направления расселения «индоевропейских племен». Сложнейшая проблема генезиса индоевропейцев решена просто и однозначно. Но в исторической науке в решении данной проблемы не все так просто, что должно быть хорошо известно крупнейшему востоковеду Беларуси О.В. Перзашкевичу. В представленном ареале «прародины индоевропейцев» объединены две гипотезы о ее севернобалканской и севвернопричерноморской локализации. Эта гипотеза находит своих сторонников [34] в среде специалистов, но в данном случае мы имеем дело с одной из множеств (более трех десятков) [35] теорий, и ее предположительный характер можно было указать хотя бы в легенде, добавив одно слово: «предполагаемая» (что рекомендовал автор этих строк, но было проигнорировано «автором специального содержания»). Необходимо также учесть, что атлас является дополнением к учебному пособию, и противоречия с последним просто недопустимы. Но нашим авторам, как видно и из других примеров, все дозволено. Так, в учебном пособии указывается иная гипотеза о локализации прародины индоевропейцев – «Малая Азия недалеко от Ирана». Данная гипотеза нашла серьезное обоснование в работах Т.В. Гамкрелидзе и Вяч. Вс. Иванова [36], которые основывались на комплексном использовании всех имеющихся источников. Несмотря на критику данных исследователей, их гипотеза остается наиболее аргументированной. Еще большее недоумение вызывает представленный на карте генезис европейских народов: учащиеся с помощью простого для понимания образа должны усвоить, что непосредственно из первоначальной праиндоевропейской этно-языковой общности с территории ее прародины «отпочковались» помимо прочих народов кельты, германцы, балты и даже славяне! Подобные упрощения нельзя назвать удобным словом аппроксимация, это грубейшая ошибка. Просто как некий курьез выглядит отнесение к числу «названий индоевропейских племен» кельтов, германцев, славян, индоиранцев (!) и особенно балтов (название дано группе народов, говорящих на балтских языках в XIX в. Г. Нессельманом) [37]. Таким образом, вся карта на с. 7 представляет собой сплошное недоразумение, немыслимое в пособии, рекомендованном Министерством образования. Не уступает карте и текст. Уже первое предложение может быть неверно понято учащимися в том смысле, что уже в конце 3-го тысячелетия до н.э. началось Великое переселение народов, не «вошло оно в историю» и как «расселение индоевропейцев», поскольку этот по своей сути было как раз расселение индоевропейцев. Далее авторы без всяких оговорок утверждают, что в степях между Дунаем и Волгой индоевропейцы первыми в истории человечества приручили коня. Вопрос этот, между тем, крайне дискуссионный. Нельзя также категорически утверждать что именно индоевропейцы стали первыми использовать лошадь как тягловую силу. В качестве тягловой силы индоевропейцы использовали быков, вопреки распространенному заблуждению, «хотя, может быть, в глазах отдельных ученых это и наносит ущерб блистательности индоевропейский экспансии» [38]. Совершенно неверно утверждается, что названия Днепру и Березине «дали представители древних иранцев». На самом деле Днепр относится к числу древнейших общеиндоевропейских гидронимов (как и Днестр и Дунай), а название Березины происходит из балтских языков [39]. Как бы это ни хотелось авторам специального содержания, но и белорусское слово «хата» не было заимствовано у германцев. «Хата» – это древнее заимствование восточными славянами из языка скифов и сарматов (kata «дом, землянка»), где оно являлось производным от кат- «копать» («хата» буквально – «выкопанная в земле», ср. авест. kata «комната, кладовая, погреб»; информация взята из школьного этимологического словаря). Такими, мягко говоря, неосторожными и голословными утверждениями «грешат» все тексты рецензируемого атласа.

В новом учебном пособии по истории Беларуси, с которым учащиеся приступают к изучению отечественной истории в 6 классе, значительно расширен материал о дославянском населении белорусских земель, прежде всего, о балтах. Однако в атласе это обстоятельство ни в коей мере не отражено. На с. 8 была размещена карта с прошлых изданий атласа (правда, ранее она называлась «Железный век на Беларуси. Балты», в новом издании: «Балты на территории Беларуси»), даже иллюстрации в основном использованы те же. Новшеством является деление балтских поселений на селища и городища. Это было сделано по моей рекомендации, однако другие замечания учтены не были. Так, два археологических памятника не могут быть названы исключительно балтскими – это селища Блювиничи и Лемешевичи. В инвентаре первого преобладает лепная посуда вельбарской и пражской культур (по этнической принадлежности – восточные германцы и славяне) [40], второе, как и первое, существовало с неолита и также характеризуется присутствием черт вельбарской культуры [41]. Разделение поселений на селища и городища привело к еще одной погрешности: у некоторых пунктов следовало размещать два условных знака (рядом с городищем у Чаплина обнаружено и селище, а около трех селищ Щатково имеется городище) [42]. Кроме поселений на карте зеленым цветом показана территория расселения балтов. В целом справедливо оказалась закрашенной вся поверхность карты. Но в этой связи возникает вопрос, а нужно ли было наносить эту информацию на карту, если в данном случае достаточно вербальной информации о том, что балты в определенное время занимали всю территорию Беларуси. При этом как раз время, которое фиксирует данную ситуацию, нигде не обозначено. Если бы авторы специального содержания потрудились заглянуть в учебное пособие для 6 класса, то обнаружили бы, что в нем указывается изменение территории расселения балтов, а кроме того балты делятся на группы, указываются и отдельные племена, к ним относящиеся (на карте можно и нужно было обозначить западных балтов – ятвягов, летто-литовские племена, днепровских балтов, но ничего этого нет). Который раз возникает недоумение по поводу скудного, более того, крайне ограниченного содержательного наполнения карт атласа. И дело здесь не в сознательном стремлении «разгрузить» карту для облегчения ее восприятия учащимися. Авторы не стали согласовывать свою работу с текстом учебного пособия, хотя при подготовке подобного рода изданий должно быть правилом отображение в первую очередь той информации учебника, которая эффективнее усваивается с помощью средств картографии. Иначе непонятно, для чего это пособие сделано. В отношении карты на с. 8 возникает и другая проблема: каким образом она может быть использована на занятии? Авторы позиционируют себя как опытных методистов и учителей-практиков с многолетним стажем. Возможно это и так, а методологические и дидактические ошибки закрались по недоразумению, или вследствие неразумных требований рецензентов, испортивших изначально качественную работу. Как бы то ни было при практическом использовании на уроке некоторых карт могут возникать просто глупые ситуации. Так, сообщив о заселении балтами всей территории Беларуси учитель в подтверждение своих слов обратит внимание учащихся на карту, где всё пространство обозначено соответствующим цветом… Всё также небрежностью и неточностью отличается текст. Так, авторы пишут, что становление металлургии на территории Беларуси «обычно связывают с племенами балтов». Сразу возникают сомнения, может иногда кто-то связывает и с другими племенами. Из текста учащиеся узнают, что «всю территорию современной Беларуси» древние балты заселили до конца 1-го тысячелетия до н.э. Кроме неточности хронологии [43], обратим внимание на еще один появившийся вопрос: а кто же здесь жил раньше, ведь если железный век на белорусских землях начался около VII в. до н.э., то значит все же были какие-то племена, кроме балтов, которые могли прийти раньше их к идее изготовления изделий из железа? Не остаются без замечаний и иллюстрации: по-прежнему авторы стремятся в точных цифрах отобразить занятия людей той эпохи; на иллюстрации «Жилище железного века» представлена срубная полуземлянка, хотя для балтов более характерными были столбовые конструкции [44].

На с. 9 размещена лаконичная карта, более научный вариант которой можно встретить в многочисленных изданиях по истории балтов (на других картах балтские гидронимы показаны далее на запад до Ютландского полуострова). Оценивая необходимость данной карты для обеспечения учебного процесса, приходится констатировать, что она попросту не нужна. Более необходима карта с обозначением расселения балтов на протяжении 2 000 лет, начиная с бронзового века, чтобы тем самым проиллюстрировать информацию учебного пособия об изменении балтского ареала. Насколько точно совпадает территория, где распространены балтские названия рек, с территорией расселения балтов в тот или иной период – предмет дискуссий ученых, учащимся же необходимо давать карту с готовыми выводами. Кроме обозначения распространения балтских гидронимов иной информации на карте нет. Текст на той же странице, призванный объяснять размещенную в картографическом виде информацию, неожиданно обращается к теме балтской мифологии, отголоски которой якобы сохранились до наших дней. Но принадлежность приводимых примеров балтам весьма сомнительна и в большинстве случаев ошибочна. Так, авторы утверждают, что «волшебные камни», которые «известны по всей Беларуси» имеют «бесспорно балтское имя “сцёп-камяні”». Между тем такое название имеет только один камень вблизи дер. Красники Докшицкого района, хотя подобные объекты языческого поклонения («скамянелыя валы», или «быки», вблизи Славгорода – «Степанов камень») известны по всей территории Беларуси. Но главное, во всех случаях эти камни связываются со славянским язычеством [45]. К славянской мифологии, видимо, относятся и предания о волшебных ужах, могучих богатырях, похороненных в огромных курганах, о заклятом дереве-кулине и т.д. Хотя, конечно, нельзя не согласиться, что все это «составляет настоящий клад нашей белорусской культуры», но место ему в другом разделе, посвященном ранним славянам. В другой раздел должна быть помещена и единственная на странице иллюстрация, показывающая добычу железа.

Карта на с. 10 «Первые славяне на территории Беларуси» (неудачное название) показывает, главным образом, расселение славян. Прежде всего необходимо отметить несоответствие данной карты карте учебного пособия [46], что, безусловно, недопустимо. О том, что эта карта не соответствует современному научному представлению о расселении славян на белорусских землях, авторов, видимо, беспокоит в еще меньшей степени. Рассматриваемая карта почти полностью повторяет аналогичную карту предыдущего издания атласа [47], за одним исключением: добавлено цветовое пятно на севере Беларуси (оно означает земли, заселенные славянами после VIII в.). Тем самым создается впечатление (и именно это пытаются показать на карте), что территория севера Беларуси была заселена с юга, т.е. союз племен кривичей генетически восходит то ли к дреговичам, то ли к полянам (в VIII в. уже сформировались эти союзы племен). Таким образом предлагают вернуться к значительно устаревшему мнению о заселении севера Восточной Европы с юга, с территории Среднего Поднепровья. В современной исторической науке убедительно доказано сходство древненовгородского диалекта с западнославянскими (прежде всего лехитскими) языками [48], отмечается и близость со славянами южного побережья Балтийского моря в керамике и других элементах материальной культуры [49]. В новейших исследования по истории восточных славян мнение о направлении заселения северного лесного региона Восточной Европы с юга называется устаревшим, между тем в качестве территории, с которой мигрировали будущие кривичи и ильменьские словене называется Повисленье [50]. Именно на этих современных выводах основывается текст учебного пособия, который в очередной раз был проигнорирован авторами специального содержания атласа. На рассматриваемой карте предлагаются неверные датировки расселения славян на территории Беларуси. При этом опять же обнаруживается несоответствие с учебным пособием. Среди первых славянских поселений почему-то названы только два археологических памятника, что резко контрастирует с многочисленными поселениями балтов, представленных на предыдущих картах. Неверно обозначены на карте стрелками и направления расселения славян в центральной части Беларуси. В современной научной литературе не вызывает сомнений, что территория вокруг современного Минска была заселена с юга дреговичами, а затем сюда пришли кривичи с севера [51]. Еще одна грубейшая ошибка на карте «Первые славяне на территории Беларуси» может серьезно дезориентировать учащихся: на карте определенным цветом обозначены «земли, заселенные славянами после VIII в.», и эти «земли» охватывают почему-то только крайний северо-восточный угол современной территории Беларуси! В тексте на с. 10 его авторы не стали раскрывать вопрос о маршрутах и времени миграции славян, а рассказали, совершенно не к месту, о хозяйстве и религии славян. Отметим, что вопреки мнению авторов, о развитии пашенного земледелия у славян в период заселения территории Беларуси говорить рано.

Карта на с. 11 с учетом ее содержания должна быть перенесена в атлас по всемирной истории, но ни в коем случае не следует использовать данную карту ни в нем, ни в каком либо ином издании. Данная карта содержит множество грубейших ошибок. Прежде всего обращает на себя внимание несогласованность данной карты с предыдущей. Так, из карты на с. 10 учащиеся могли усвоить, что в VIII в. (и даже позднее) славяне заселили только северную (и, подразумевается, южную) часть Беларуси, а на карте на с. 11 в VI–VIII в. славяне расселились уже почти на всей территории Беларуси. При этом столетием ранее (в середине 1-го тысячелетия н.э.) славяне размещались только в Среднем Поднепровье, Полесье и севере современной Украины. Надо понимать, что с этого ареала (видимо, это и есть прародина славян?) славянские племена мигрировали во всех направления и в результате образовались три группы славян (в сопровождающем тексте они названы «большими союзами племен»). Не говоря о том, что четкого деления славян в VI–VIII вв. на три группы еще не было (неясно, к кому отнести белых хорватов; на карте они попали в ареал восточных славян), совершенно некорректно обозначены территории, охваченные этими «большими союзами племен»: в VI в. славяне только появляются в Среднем Поднепровье вокруг будущего Киева, значительно позднее расселились славяне на севере Восточной Европы. Совершенно неверно обозначены направления расселения «восточных славян», что свидетельствует о полном незнании авторами специальной литературы по данной проблематике. Недоумение вызывают «названия неславянских племен» – балты (группа народов, говорящих на балтских языках, понятие введено в XIX в. и никак не могло быть названием племени), финно-угры (специальная историческая терминология, такого «племени», конечно, не существовало), норманны («люди севера», так называли различные народы севера Европы в Западной Европе). Неверно и обозначение тюркского народа, пришедшего на север Балканского полуострова булгарами (правильно – болгары, в исторической науке принято называть булгарами тюрков, занявших волжско-камское междуречье, отсюда – Волжская Булгария). По какой-то причине именно на карте «Расселение славян в Европе» ее авторы решили разместить «янтарные пути», которые возникают еще в 3 тысячелетии до н.э. и уже во 2 тысячелетии до н.э. (изделия из балтийского янтаря были найдены в гробнице Тутанхамона) имели более разветвленный характер [52]. Полным недоразумением следует назвать предлагаемый для учащихся текст, из которого можно узнать, что уже в VI в. славяне являлись значительной силой и для византийских греков, и для германцев (к этому времени, на самом деле, относятся только первые упоминания славян). Об ошибочном понятии «большие союзы племен» уже отмечалось, добавим, что нет никаких оснований видеть в условном делении по языковому принципу славян на три группы некий союз. К великому «янтарному пути» славяне имели косвенное отношение, он никак не мог их объединять. С нашествием кочевников столкнулись отдельные славянские племена, и оно не было причиной «разделения славянского мира»; авары и болгары не просто принудили славян платить дань «даже на некоторое время»), а установили свое военно-политическое господство, в результате образовав государства (Первое Болгарское царство оказалось более устойчивым и со временем тюрки-болгары потеряли свою этническое своеобразие). Такие ошибки текста в очередной раз свидетельствуют, что неспециалисты ни в коей мере не должны быть допущены к составлению учебных пособий.

Карта на с. 12 «Союзы племен на территории Беларуси» во всех частностях совпадает с картой более раннего издания атласа. Указания автора данной рецензии на безусловные ошибки в содержании карты и в подписях к иллюстрациям были так же, как и все предыдущие, проигнорированы. На рукописи карты правка очевидно ошибочной подписи к реконструкции усадьбы новгородского художника (на с. 12 – «Усадьба князя») чьей-то рукой, видимо, гораздо более глубокого специалиста, чем В.Л. Янин, была снята коротким комментарием: «нет!». Такая категоричность в отстаивании очевидных ошибок, игнорировании чужого мнения и непризнании авторитета кого-либо вполне определенно свидетельствует не иначе, как о психической болезни. Но удивляет другое: почему эти авторы негласно признаются непогрешимыми и их работы, полные грубейших ошибок и искажений, выдающие полное незнание соответствующей тематики, становятся «классикой жанра» (пользуясь их же терминологией). Прежде всего рассмотрим отмеченные на карте «крупнейшие городища восточных славян» (указаны Барки, Дорохи, Лукомль, Тайманово, Новый Быхов, Хотомель, Колочин, Гомель). Половину из них, безусловно, необходимо убрать с данной карты. Археологический памятник у д. Барки никак не может быть отнесен к числу «крупнейших городищ», культурный слой здесь достигает 0,3 м. [53]. На месте позднейшего восточнославянского города Гомея располагалось балтское городище (указано на карте на с. 8), в этой связи для его обозначения можно было ввести особый условный знак (с соответствующим добавлением в легенду: «городища балтов, занятые славянами»). Около Дорох археологами обнаружены древние стоянки, селища и курганные могильники, но не городище [54]. Нет городища и у Тайманово (только селище и бескурганный могильник) [55]. На найденном в Новом Быхове городище валы датируются XIV–XVII вв. [56]. В данном случае свои очевидные ошибки авторы не смогут оправдать ссылкой на «Национальный атлас Беларуси», поскольку на соответствующей карте в нем подобных недоразумений нет (Тайманово и Дорохи отмечены, как селища) [57]. Между тем на карту необходимо было нанести ряд других городищ: Банцеровщину, Никодимово, Вежки, Витебск, Кричев. Не являются бесспорными и ареалы расселения восточнославянских союзов племен на территории Беларуси. Так, даже на карте П.Ф. Лысенко дреговичи не проникали так далеко на запад [58]. Если не вся территория Берестейщины, то по крайней мере ее часть принадлежала волынянам (см. картосхему в учебном пособии) [59]. В целом ареалы расселения восточнославянских союзов племен (прежде всего дреговичей и кривичей-полочан) не могут быть представлены так статично. На протяжении всего Раннего средневековья и после образования Древнерусского государства продолжались миграции. Необходимо было учесть на карте и анклавы балтского населения на западе и в центре современной территории Беларуси (даже Менск и Изяславль находились в непосредственной близости от балтской территории) [60]. Что касается отображения на карте балтских племен, то, безусловно, никаких аукштайтов здесь быть не может (необходимо было написать «литва»). Аукштайтия – историко-географический регион, впервые упоминающийся только в конце XIII в. [61], аукштайты как и жемайты, – это не племена, а этно-политические объединения летто-литовских (восточнобалтских) племен. Великий князь Витовт в 1420 г. в письме к императору Сигизмунду привел широко распространенную в дальнейшем интерпретацию обоих географических названий: «Из-за того, что Жамойть лежит ниже Литвы [по течению Нёмана], она и называется Жамойтью, что означает по-литовски «нижняя земля». А в Жамойтии Литву называют Аукштотай, что значит «верхняя земля» по сравнению с самой Жамойтью» [62]. Не выдерживает никакой критики и сопроводительный текст к карте на с. 12. Авторы утверждают, что только в конце X в. славяне быстро расселились на всей территории Беларуси. Не совсем верно излагается процесс славянизации балтов, как и развитие экономики славян. Авторы между прочим сообщают, что в лесной местности «еще сохраняло свое значение и подсечно-огневое земледелие», между тем оно оставалось господствующим до XII в. В XI–XII вв. можно говорить только о появлении трехполья в лесном регионе [63], в Туровской земле трехполье возобладало в XII в. [64]. Не совсем верно и утверждение, что «основным приспособлением обработки земли была соха». В учебном пособии рассказывается, что употребление сохи или рала зависело от характера обрабатываемой земли [65]. Соха по письменным данным известна в Восточной Европе только с XIII в. [66] О причинах и механизме имущественной дифференциации достаточно подробно написано в учебном пособии, поэтому совсем наивно звучит вывод авторов специального содержания атласа: «Вскоре племенная знать стала более зажиточной по сравнению с простыми общинниками». Отдельного рассмотрения требуют размещенные на с. 12 иллюстрации. Две из них никак не могут быть здесь помещены, поскольку относятся и к иному региону (Новгородская земля), и к иному времени (XII в.), хотя подзаголовок над картой утверждает, что речь должна идти о белорусских землях в VIII–IX вв. Неверны и подписи к иллюстрациям. В первом случае это реконструкция новгородской городской усадьбы (подпись гласит, что это «усадьба старейшины»), а во втором случае – реконструкция российского архитектора Г.В. Борисевича усадьбы новгородского художника XII в. Олисея Гречина [67] (согласно же подписи к иллюстрации в атласе это – «усадьба князя»!).

На с. 13 атласа по истории Беларуси помещена карта из атласа по всемирной истории. Не вызывает сомнения, что этой карте не место в атласе по отечественной истории, к тому же и в данном случае обнаруживается множество грубейших ошибок. Прежде всего обращает на себя внимание полное совпадение ареала расселения восточных славян на рассматриваемой карте и на карте на с. 11, хотя показаны разные периоды. На это могут обратить внимание и учащиеся, хотя, конечно, без подсказки бдительного учителя вряд ли напишут письмо в министерство. В ряде случаев неверна локализация восточнославянских союзов племен (волынян, кривичей), при этом нет соответствующего обозначения в легенде карты, отчасти поэтому могут восприниматься как понятия одного ряда обозначения славянских союзов племен и названия европейских государств. Надписи на карте (что они означают, остается только догадываться, поскольку их объяснения нет в легенде) также не всегда корректны: в Скандинавии размещен какой-то народ «норманны», всю Восточную Прибалтику занимает «племя» «балты» (финно-угры ливы и эсты куда-то пропали), север Центральной Европы заняли «западные славяне» (а в Великой Моравии – не западные славяне?); обозначены поволжские народы, но весь север Восточной Европы остался незаселенным; Болгарское царство учащимся известно под названием Первое Болгарское царство. Сложнейшая геополитическая ситуация в Восточной Европе в IX в. на карте сведена к обозначению торговых путей (о них ниже) и «походов норманнов». К последним отнесены и некие походы вдоль всего пути «из варяг в греки» на Константинополь. В данном случае, видимо, имеются в виду походы Аскольда и Дира (866 г. по Повести временных лет, 860 г. по Брюссельской хронике) и Олега (907 г.). Но начало этих походов следует отмечать в Киеве, и в любом случае только в работах западных авторов (Шепард, Цукерман, Голб и Прицак) полностью отождествляются набеги викингов на города и монастыри в Западной Европе и походы русов на Византию. В учебном пособии такого отождествления нет (сколь бы они не соответствовали реалиям IX века), не следует его проводить и в карте. Между тем сложность ситуации того времени следовало показать через обозначение союзов племен восточных славян, которые оказались под влиянием (платили дань) соответственно скандинавов (варягов) и хазар. Неточно обозначены на карте торговые пути: Великий Волжский путь на северном отрезке проходил и через оз. Белое и Онежское [68], ответвление пути «из варяг в греки» по Западной Двине нужно было обозначить особо. Сопровождающий текст содержит логические и стилистические ошибки, простительные только учащимся средней школы, для которых он и предназначен. Так, в одном перечне среди соседей восточных славян приводятся группы народов, объединенные общностью языка, и отдельные народы («балты, финно-угры, хазары, западные и южные славяне»; вместо хазар надо указать «тюрки»). Далее читаем, что восточных славян посещали «и более далекие гости: норманны, или варяги, византийские греки, или ромеи, арабские и персидские купцы и путешественники» (следовало указывать в перечне либо только профессиональные характеристики у всех этносов, либо только сами этносы). Невозможно согласиться с утверждением, что первые славянские государства (Великая Моравия) не стали «примером для восточноевропейцев» (к последним, кстати, относятся и хазары, и волжские булгары). Определенное влияние на развитие восточных славян, несомненно, оказала Великоморавская держава [69]. Представленные на иллюстрациях на с. 13 русские крестьяне XIX в. также никак не могут быть уместны в атласе по истории Беларуси с древнейших времен до середины XIII в.

Карте на с. 14 по ее значению для изучения истории периода Средневековья принадлежит одно из первых мест. Следует признать, что обозначенные на ней границы государственных образований во многом являются гипотетическими: невозможно точно воссоздать границы Туровского или Полоцкого княжеств X–XI вв., как и более позднего времени. Между тем такие попытки делаются и существуют карты (А.Н. Насонова, Л.В. Алексеева, Г.В. Штыхова, П.Ф. Лысенко), признаваемые едва ли не каноническими. Как оказалось, определение границ первых государственных образований на территории Беларуси в нашей стране – вопрос политический. Следует максимально возможно, насколько это позволяет молчание источников, расширять границы «белорусских» княжеств – Полоцкого и Туровского, желательно до границ современной Республики Беларусь или же за их пределы, чтобы не дать оснований для претензий наших нынешних соседей на белорусские земли. В свое время из уст крупнейшего белорусского исследователя древностей дреговичей П.Ф. Лысенко прозвучало обвинение «братьев Темушевых» в «разбазаривании белорусских земель» только на том основании, что ими были представлены соответствующие письменным источникам границы Туровской земли (речь шла о настенной учебной карте). Как бы то ни было на рассматриваемой карте рецензируемого атласа границы Туровского княжества выглядят просто фантастическими: в его составе оказались Понеманье, Берестейщина, часть Среднего Поднепровья и Центральная Беларусь. В итоге по своей территории, а значит и военно-политическому потенциалу, Туровское княжество в X–XI вв. в представлении авторов карты принадлежало к числу наиболее сильных государственных образований Древней Руси, чего на самом деле не было. Туровское княжество в обозначенный период являлось одной из волостей Киевской земли, неоднократно им распоряжались по своему усмотрению киевские князья, о принадлежности же Турову всей отмеченной на карте территории нет никаких указаний источников. Присутствуют на карте и другие неточности и ошибки. Так около названий городов указываются годы их первого «упоминания в летописи» (следовало написать «летописях», поскольку у учащихся может создаться неправильное представление о существовании некой единой летописи), среди прочего около Браслава указан 1065 год. Между тем эта дата известна не из древнерусских летописей, а из позднейшей «Хроники Польской, Литовской, Жмудской и всей Руси» Мацея Стрыйковского, доверять которой в данном случае не следует. Первое летописное упоминание Смоленска на карте – 862 г., на самом деле – 882 г. [70]. Среди отмеченных на карте походов полоцких князей «забыто» нападение Всеслава Брячиславича на Смоленск в 1078 г. На рассматриваемой карте отсутствует и другая важная информация, например, обозначение присоединения к Полоцкому княжеству Витебска и Усвят. По-прежнему игнорируется содержание учебного пособия (в том числе карты на с. 86), что находит выражение в названии современной столицы Беларуси: на карте – Минск, правильно – Менск (так и в учебном пособии). В тексте на с. 14 объединение восточных славян в «великое и мощное» Древнерусского государство датируется концом 1-го тысячелетия до н.э., но учащиеся из курса всемирной истории и из учебного пособия по истории Беларуси для 6 класса усвоили более точную дату – 882 г. или конец IX в. Рассказывая об образовании городов авторы ограничиваются только одним путем их возникновения – строительством по инициативе княжеской власти, между тем эта сложная проблема даже в школьном пособии решается не столь однозначно.

Всемирную историю в атласе по истории Беларуси продолжает карта на с. 15 («Древняя Русь»). Данная карта не имеет права присутствовать в атласе и по причине наличия в ней грубейших ошибок. Укажем на наиболее очевидные из них. Содержание карты сводится, главным образом, к обозначению территории Древней Руси в XI в. и походов киевских князей X в. (среди них, почему-то, и походов Всеслава Брячиславича Полоцкого в XI в.). Границы Древней Руси в XI в. обозначены на карте неверно, прежде всего, на юге и на севере: причерноморские степи к этому времени были захвачены печенегами, а затем половцами, поэтому Побужье и Приднестровье Руси не принадлежали, уличи и тиверцы вынуждены были с этой территории уйти; на севере у Финского залива и Чудского озера размещалось финское племя водь. Следовало также отметить подчинение Киеву Червеньских городов и территории вятичей (в результате походов, соответственно, Владимира Святославича и Святослава Игоревича) [71]. Требуют пересмотра все нанесенные на карту походы киевских князей. Так, «в никуда» идут походы из Киева Владимира и Ярослава (Владимира Святославича Красное Солнышко и Ярослава Владимировича Мудрого, 981 г. на Червеньские города, 983 г. – на ятвягов, 1040 г. – на литву); поход Ярослава Мудрого на литву предпочтительнее датировать 1044 г. (так в Новгородской первой летописи) [72]; поход на Корсунь (на карте на с. 15 – Херсон, хотя на карте на с. 19 – Херсонес) Владимира Святославича датируется, по непонятной причине, 989 годом (в летописи – 988 г., на карте на с. 19 – крещение там Владимира датируется 987 г.); неверно датированы все походы Святослава Игоревича: разгром Хазарского каганата в основном произошел в 965 г. [73], 966-м годом летопись датирует присоединение к Киеву вятичей [74], поход Святослава на Балканы против Болгарии начался в 967 г. [75], непонятно, какой поход Святослава к устью Днепра в 967 г. имеется в виду; отмечаются походы Игоря в 941 и 944 г. на Константинополь, хотя в первом случае русы повоевали север Малой Азии, а во втором случае войско на ладьях и по суше дошло только до дельты Дуная. Сплошные недоразумения выдают полное незнание «авторами специального содержания» соответствующего исторического материала. Это еще более видно из сопроводительного текста, который способен только дезориентировать учащихся. Недоумение вызовет у специалистов уже первое предложение: «Княжества стали первыми государствами восточных славян». Непонятно, о каких княжествах идет речь, в курсе всемирной истории учащиеся 6-го класса узнали об основных этапах генезиса Древнерусского государства, которому предшествовали первые предгосударственные образования. Схематизмом, точнее примитивизмом, отличается объяснение функций княжеской власти, происхождения налогово-даннической системы. Совершенно неверно показано геополитическое положение Киевской Руси. Учащиеся (как, впрочем, и автор данной рецензии) с удивлением узнают, что наряду с хазарами значительную опасность представляли и волжские булгары, которые грабили мирное население и уводили пленных для продажи в рабство. Оказывается, только Святослав остановил булгар «на их собственных границах». Древнерусское же государство возникло в IX–X вв. (учащиеся из учебных пособий по всемирной истории и истории Беларуси знают, что это произошло в конце IX в.). Совершенно неуместны размещенные на с. 15 иллюстрации. Здесь мы обнаруживаем картину В.М. Васнецова «Псковское вече» (в атласе названа «Вече в средневековом городе»), иллюстрирующую ситуацию XV века! К более позднему времени относятся и размещенные здесь реконструкции древнерусских воинов.

Карта на с. 16 («Раздробленность на белорусских землях») в большей степени наполнена содержанием по сравнению со всеми предыдущими картами атласа, соответственно и ошибок на этой карте значительно больше. Рассмотрим содержание этой карты последовательно, в соответствии с условными обозначениями, присутствующими в легенде (отметим, что не все элементы в ней отмечены). Согласно легенде, приводятся границы княжеств на период первой половины XIII в. В этой связи возникает недоумение, почему Полоцку принадлежит Витебск (отошел к Смоленскому княжеству еще в 60-е гг. XII в., затем был возвращен, но с 1195 г. – снова под властью смоленского князя) [76], почему к Туровскому княжеству отнесены Клецк и Слуцк (с середины XII в. принадлежат Черниговскому княжеству) [77]? Далее в легенде особый условный знак предлагается для «центров княжеств» и особый для «центров волостей». Если же учащийся прочтет сопроводительный текст (чего ни в коем случае не советуем), то обнаружит понятие «княжество-волость», в этой связи недоумение по поводу того, какие же города обозначены названными условными знаками, еще больше возрастет. Центрами княжеств в представлении авторов специального содержания были только Полоцк, Смоленск, Туров и Чернигов, но тогда чьими волостями были Гродненское, Новогородское, Слонимское княжества? Видимо авторы пытались отобразить на карте общепринятое в последнее время представление о двух уровнях политической структуры Древней Руси периода раздробленности [78], но сказалось поверхностное знание исторического материала. Отмечены на карте и годы первого упоминания населенных пунктов (почему не городов?) в «летописи». При этом около Борисова обозначен 1102 г., между тем эта дата известна из труда В.Н. Татищева (не «летописи»!) и весьма сомнительна (в Лаврентьевской летописи – 1127 г.) [79]. Первое упоминание Новогородка (совр. Новогрудка) следует датировать по упоминанию в Галицко-Волынской летописи (сохранилась в составе Ипатьевской) «новгородьского» князя Изяслава 1235-м годом [80]. Удивление может вызвать обнаруженный на карте город с красивым названием Славгород, но города с таким названием в древнерусский период не существовало (попутно отметим и некорректное название Минск, присутствующее и на рассматриваемой карте). Древнерусский город Пропошеск (Прупой, поздней Пропойск) получил название Славгород только в 1945 г. Далее указаны «военные походы» Глеба Минского (очевидно, Менского), Владимира Мономаха, Мстислава Великого и Изяслава Давыдовича. Направления и датировка походов довольно аккуратно перенесены из «Вялікага гістарычнага атласа Беларусі» [81], но в некоторых случаях были допущены ошибки (поход в 1127 г. из Смоленска на Друцк отсутствует, со стороны же Чернигова в том же году поход шел к Стрежеву, а не к Друцку; более обстоятельно был организован и поход киевского князя Изяслава на Туров в 1157 г. – с трех направлений, а не одного, как указано на карте). Посоветуем авторам в будущем более внимательно пользоваться чужими материалами. Выдает рассматриваемая карта и незнание ее авторами элементарных основ исторического картографирования, свое невежество они передают и учащимся, которые, в частности, впервые здесь встречают знак осады городов. И Менск в 1116 г., и Туров в 1160 г. не были взяты осаждавшими войсками, но знак на карте показывает, что города были взяты (необходимо было зубчики вокруг круга направить во внешнюю сторону). На карте обнаруживаются и другие, менее существенные недостатки: не обозначено первое упоминание ряда городов, хотя и относящихся к периоду раздробленности; соседи на северо-западе белорусских земель обозначены ёмким понятием «балты» и т.д. Не выдерживает никакой критики предлагаемый учащимся текст, который должен раскрыть сущность политической раздробленности. Учащиеся должны усвоить новые термины «княжеские столицы», «столичный князь»; узнать, что относящиеся к этому времени валуны с надписями – это «отличительные знаки», которые призваны были обозначить и закрепить владения князей; понять, что причина раздробленности заключалась в стремлении городов освободиться из-под княжеской власти. Видимо, авторы посчитали, что материала учебника недостаточно для правильного понимания изучаемого периода в истории Беларуси. На с. 16 авторы решили проявить оригинальность и вместо иллюстраций разметили схемы общественного строя Полоцка и Турова. Из данных схем также можно вынести много интересного и нового. Так, выясняется, что князю и в Полоцке и в Турове подчинялся какой-то «суд», которому, в свою очередь, подчинялись жители этих городов. Выясняется также, что монастыри подчинялись священникам, как и жители Полоцка и Турова. При этом бояре в схемах оказываются чем-то сторонним по отношению к дружине (дружина подчиняется боярам!); в Турове «жители» непосредственно подчиняются князю, а в Полоцке через некий «суд» и через вече. На эти очевидные несуразности автор данной рецензии обратил внимание сотрудников РУП «Белкартография», предложив свои варианты схем (они опубликованы в методических пособиях), но авторы (в лице О.В. Перзашкевича) проигнорировали сделанные замечания, видимо, посчитав эти схемы очень ценной разработкой, потребовавшей значительных усилий (в предыдущем издании атласа их не было).

Карта на с. 17 («Раздробленность Руси») продолжает линию карт по всемирной истории. Хаотичное, весьма приблизительное и неоправданно упрощенное нанесение стрелок на карту, присутствующие на ней грубые ошибки заставляют еще более сомневаться в целесообразности размещения данной карты в атласе. Исходя из названия карты, основной акцент в ее содержании необходимо было сделать на отображении ситуации политической раздробленности (разделить территорию Древней Руси на княжества-земли, а те, в свою очередь, на княжества-волости; показать междукняжеские усобицы). Однако на карте основное внимание уделяется монгольскому нашествию (чему, несомненно, должна быть посвящена отдельная карта): именно черные стрелки, весьма условно показывающие направления походов Батыя, первыми бросаются в глаза. Между тем карта требует от авторов хорошего (не на уровне популярных изданий) знания политической ситуации в XII – первой половине XIII в., поскольку этого нет, то мы и обнаруживаем в качестве «центров земель, отдельных княжеств Руси» Кукенойс, Герцике. Центром земли обозначен и Суздаль, но не Ростов, хотя таковым в регионе являлся Владимир. В качестве захваченных крестоносцами городов обозначены только Герцике и Кукенойс, но не Псков. В сопровождающем тексте авторы попытались объяснить причины и сущность междукняжеских усобиц и институтов, призванных их нейтрализовывать, но приблизительное знакомство с материалом опять же вылилось в полное недоразумений околонаучное рассуждение. Не могли походы на булгар сплачивать древнерусских князей, походы же на печенегов происходили в тот период, когда еще не наступила раздробленность, не обладал киевский князь в период раздробленности такой силой, чтобы с помощью оружия «охранять мир», «единство восточнославянских земель» было утрачена не в середине XII в., а много ранее и т.д.

Последний разворот рецензируемого атласа (с. 18–19) посвящен проблеме распространения христианства, соответственно, на белорусских землях и в Центральной Европе. Однако на карте «Христианство на территории Беларуси» до половины отображенной информации к обозначенной теме не относится (находки Борисовых камней, берестяных грамот, центры рукописной книги, библиотека). При рассмотрении карты на с. 18 прежде всего недоумение возникает в связи с разделением древнерусских городов на территории Беларуси и у ближайших соседей на «крупнейшие центры христианства» и «центры христианства». К первым отнесены все центры княжеств-земель, а ко вторым – большинство городов. Тем не менее, остается непонятным, каковы критерии «величины» христианского центра, почему некоторые города вообще не отнесены к «центрам христианства» (например, Борисов, Речица, Кричев, Чечерск и др.). При этом на карту нанесены некоторые населенные пункты, которые не упоминаются в изучаемый в 6-м классе период: это Кобрин, Каменец, Копыль, Давид-Городок, Могилев, Лавришево (отметим, что они не удостоились статуса «центров христианства»). Противоречит информации учебного пособия и, главное, историческим реалиям обозначение на рассматриваемой карте трех православных епархий на территории Беларуси – в Полоцке, Турове и Пинске. Согласно информации на сайте Белорусского экзархата центр Туровской епархии переместился в Пинск в 1241 г. после разорения Турова монголами, но при этом епископ титуловался Туровским и Пинским. Пинская же епархия ведет отчет с 1328 г. Требует серьезной проверки и время основания отмеченных на карте монастырей: около Лавришево (Свято-Елисеевский Лавришевский мужской монастырь по письменным источникам известен с 1262 г.), Пинска (Свято-Рождества-Богородицкий монастырь, основанный в урочище Леща впервые упоминается под 1263 г.), Изяславля (легенда об основании Рогнедой на Чёрной горе в Заславле монастыря не нашла подтверждения в археологических исследованиях). Сомнения возникают по поводу обозначения некоторых городов «центрами рукописной книги» (например, Орши – только на основании того, что существует Оршанское евангелие XIII в.; но, хотя и найдено оно в 1812 г. в Орше, но создано, вероятно, не здесь). Кроме того, учащимися могут быть неверно интерпретировано понятие «библиотека», наличие которой обозначено только в Полоцке. Информацию рассмотренной карты частично дублирует содержание карты на с. 19 (называется «Христианство в Восточной Европе», хотя показана Центральная, Северная, часть Южной Европы). И данная карта наполнена грубейшими ошибками, наличие которых (даже без учета всех предыдущих) ставит под сомнение возможность публикации всего атласа, а тем более его рекомендацию Министерством образования. В который раз возникает вопрос о качестве проведенных рецензирования, экспертизы министерской секции. Итак, к середине XIII в. в Древней Руси насчитывалось 16 епархий [82], на карте отмечено 14, но из них 4 отмечены вследствие недоразумения (точнее, полного незнания исторического материала). На момент середины XIII в. не существовало Луцкой (с 1288 г.), Псковской (с 1589 г.!), Суздальской (единая с Владимирской) [83] епархий. Особо стоит поговорить о мифической епархии в не менее мифическом городе Угра, который авторами был отмечен на восток от Смоленска. Ни города, ни епархии в «Угре» в Древней Руси попросту не существовало. Возможно (можно только догадываться) авторы имели в виду Угровскую епархию с центром в городе Угровск (создана между 1219 и 1237 гг.) [84], но этот город локализуется на северо-запад от Владимира-Волынского. Укажем также, что год принятия христианства князем Владимиром Святославичем – 988 [85], а не 987. Школьный атлас – не место для авторских открытий, тем более сделанных, как видно из указанных ошибок, дилетантами. Начало Смоленской епархии датируется 1136 годом [86], а не 1137-м. Для авторов специального содержание, несомненно, является откровением тот факт, что на Руси существовала не одна митрополия (например, временно существовали в Переяславле и Чернигове) [87]. Сомнения вызывают и отмеченные в Восточной Европе «крупные центры язычества», в качестве таковых следовало бы отметить все племенные центры восточных славян. Но более правильным было бы выкроить в своем плотном графике время для ознакомления со специальной литературой, благодаря которой, возможно, карты атласа не было бы оснований назвать русским словом греческого происхождения «халтура» [88]. Отдельно следует отметить «границу раздела территорий влияния католической и православной церквей» после 1054 г., которая проведена на карте, отделяя Восточную и Южную Европу от Центральной и Западной. И дело не в ошибочном включении применительно к периоду после 1054 г. в «сферу влияния» католической церкви Восточной Прибалтики (это справедливо для начала XIII в.), а в том, что такой границы в принципе не могло существовать. В домонгольский период еще не было жесткого идеологического противостояния католической и православной церквей, как это видится в обывательском представлении, но не соответствует данным источников. Так, исследователи отмечают, что в древнерусской литературе XII в. мы «нигде не встретим даже намека на конфессиональную критику» [89]. Не нужно вносить межконфессиональную рознь посредством школьного атласа и в умы белорусских школьников.

Таким образом, проведенный анализ карт атласа, предназначенного для общеобразовательных учреждений Республики Беларусь, позволяет сделать вывод о его полной несостоятельности, прежде всего, с научной точки зрения. Оформление атласа в целом, как и техническое исполнение карт благодаря профессионализму сотрудников РУП «Белкартография» остается на высоком уровне, но это достоинство в связи с совершенно по-дилетантски недобросовестно подобранному специальному содержанию оказывается недостаточным для положительного отзыва о всей работе. Нет никаких оснований для рекомендации данной работы в качестве наглядного учебного пособия для белорусских школ, более того, ее использование в практической работе учителями может нанести значительный вред. Не остается никаких сомнений в недостаточном уровне владения историческим материалом по проблемам белорусской и славянской в целом истории авторами специального содержания (О.В. Перзашкевича и И.А. Авдеева). Кроме того пример рассмотренного атласа заставляет задуматься об эффективности организации рецензирования и прохождения на получение министерского «грифа» учебной литературы в нашей стране.

Авторам хорошо известно чувство эйфории или некое психологическое состояние подъема, когда работа, на которую было затрачено много усилий, наконец выходит из печати и появляется на полках в книжных магазинах. Интересно, что чувствуют эти авторы, когда путем подлога, подлых манипуляций, грубого устранения «конкурентов» их халтурная работа (тиражом в 26 тыс. экз.), на которую не было затрачено и сотой доли времени по сравнению с написанием данной рецензии, вышла на всеобщее обозрение? Расчет на то, что учителя и специалисты-историки, как всегда бывало прежде, поругают новое пособие в кулуарах и на том успокоятся, может ведь и не оправдаться.

 

[1] Гiсторыя Беларусi, XVI – XVIII стст. [Карты] : атлас / Спецыяльны змест атласа распрацаваны В.М. Цемушавым і У.М. Храмавым. – Мінск : Выдавецкі цэнтр Беларускага дзяржаўнага універсітэта, 2005. – 27 с.

[2] Формозов А.А. Русские археологи в период тоталитаризма: Историографические очерки. 2-е изд., доп. – М.: Знак, 2006. – С. 91–92.

[3] Там же. С. 91. Формозов А.А. Человек и наука: Из записей археолога. – М.: Знак, 2005. – С. 33–35.

[4] Археалогія Беларусі: энцыклапедыя. У 2 т. Т. 1. А–К. – Мінск: Беларус. Энцыкл. імя П. Броўкі, 2009. – С. 129.

[5] Формозов А.А. Человек и наука: Из записей археолога. С. 34–35.

[6] См.: Гісторыя Беларусі старажытных часоў: Атлас: Вучэб. дапам. для 5-га кл. агульнаадукац. устаноў / Спец. змест распрац. І.А. Аўдзееў, У.С. Кошалеў, А.В. Перзашкевіч. – Мінск: РУП “Белкартаграфія”, 2002. – 12 с.: іл., карт. Гісторыя Беларусі ў сярэднія вякі: Атлас: Вучэбны дапаможнік для 6 класа агульнаадукацыйных устаноў з беларускай і рускай мовамі навучання / Спец. змест распрац. І.А. Аўдзееў, Э.М. Загарульскі, А.В. Перзашкевіч. – Мінск: РУП “Белкартаграфія”, 2008. – 24 с.: іл., карт.

[7] См.: Загорульский Э.М. Древняя история Белоруссии. Очерки этнической истории и материальной культуры (до IX в.). Минск: Изд-во БГУ, 1977. – С. 24. Калечыц А.Г., Коласаў А.У., Абухоўскі В.С. Палеалітычныя помнікі Беларусі: (культурна-храналагічная ідэнтыфікацыя крыніц).– Мінск: Беларус. навука, 2010. – С. 22. Археалогія Беларусі: энцыклапедыя. У 2 т. Т. 2. Л–Я / Рэдкал.: Т.У. Бялова (гал. рэд.) [і і нш.]. – Мінск: Беларус. Энцыул. імя П. Броўскі, 2011. – С. 109.

[8] Археалогія Беларусі: энцыклапедыя. У 2 т. Т. 2. – С. 131.

[9] Томас Г. Древний человек / Пер. с франц. А. Мединской. – М.: ООО «Издательство Астрель»: ООО «Издательство АСТ», 2002. – С. 147.

[10] Клёсов А.А., Тюняев А.А. Происхождение человека (по данным археологии, антропологии и ДНК-генеалогии) – М.: Белые альвы, 2010. – С. 104, 95.

[11] Вишняцкий Л.Б. Введение в преисторию. Проблема антропогенеза и становление культуры: Курс лекций. Изд. 2-е, испр. и доп. – Кишинев: Высшая Антропологическая Школа, 2005. – С. 131.

[12] См.: Гістарычны атлас Беларусі. Том 1. Беларусь ад старажытных часоў да канца XVIII ст. Варшава: EFEKT, 2008. – С. 30–31.

[13] Калечыц А.Г. Першыя людзі на зямлі Беларусі: дапаможнік. Мінск: Беларус. навука, 2007. – С. 48–50.

[14] См.: http://en.wikipedia.org/wiki/Ice_age

[15] Нацыянальны атлас Беларусі. – Мінск, 2002. – С. 263.

[16] Если же сравнить с более ранним изданием школьного атласа А.И. Авдеева и О.В. Перзашкевича, то, кроме Осовца, добавлены Камень и Красносельский. Гісторыя Беларусі старажытных часоў: Атлас: Вучэб. дапам. для 5-га кл. агульнаадукац. устаноў / Спец. змест распрац. І.А. Аўдзееў, У.С. Кошалеў, А.В. Перзашкевіч. – Мінск: РУП “Белкартаграфія”, 2002. – С. 4.

[17] Археалогія Беларусі: энцыклапедыя. У 2 т. Т. 1. С. 97–98, 102, 470. Археалогія Беларусі: энцыклапедыя. У 2 т. Т. 2. Мінск: Беларус. Энцыкл. імя П. Броўкі, 2009. – С. 98, 404.

[18] Археалогія Беларусі: энцыклапедыя. У 2 т. Т. 1. С. 89.

[19] Археалогія Беларусі: энцыклапедыя. У 2 т. Т. 1. С. 274–275.

[20] Археалогія Беларусі: энцыклапедыя. У 2 т. Т. 1. С. 391.

[21] Археалогія Беларусі: энцыклапедыя. У 2 т. Т. 1. С. 65–66, 360, 411.

[22] Археалогія Беларусі: энцыклапедыя. У 2 т. Т. 1. С.448.

[23] Археалогія Беларусі: энцыклапедыя. У 2 т. Т. 1. С. 465.

[24] Штыхаў Г.В., Цемушаў С.М., Ракуць В.У. Гісторыя Беларусі са старажытных часоў да сярэдзіны XIII ст.: вучэб. дапам. для 6-га кл. агульнаадукац. устаноў з беларус. мовай навучання. – Мінск: Выд. цэнтр БДУ, 2009. – С. 21.

[25] Ср.: Вялікі гістарычны атлас Беларусі. – Т. 1. – Мінск: “Белкартаграфія”, 2009 – Карты на С. 23, 24.

[26] Такая же хронология в энциклопедии археологии Беларуси: Археалогія Беларусі: энцыклапедыя. У 2 т. Т. 1. С. 373.

[27] Шнирельман В.А. Возникновение производящего хозяйства: Проблема первичных и вторичных очагов. М.: Наука, Главная редакция восточной Литературы, 1989. – Карта 13. Этапы распространения производящего хозяйства в Европе на с. 166.

[28] Археалогія Беларусі: энцыклапедыя. У 2 т. Т. 1. С. 192.

[29] Археалогія Беларусі: энцыклапедыя. У 2 т. Т. 1. С. 348–349.

[30] Археалогія Беларусі: энцыклапедыя. У 2 т. Т. 2. С. 259–260.

[31] Археалогія Беларусі: энцыклапедыя. У 2 т. Т. 2. С. 384.

[32] Нацыянальны атлас Беларусі. С. 263.

[33] Археалогія Беларусі: энцыклапедыя. У 2 т. Т. 1. С. 373.

[34] См. новейшее доказательство придунайской прародины индоевропейцев: Клейн Л.С. Время кентавров. Степная прародина греков и ариев. – СПб.: Евразия, 2010. – С. 109–110.

[35] Сафронов В.А. Индоевропейские прародины. – Горький: Волго-Вятское кн. изд-во, 1989. – С. 12–27.

[36] Гамкрелидзе Т.В., Иванов Вяч. Вс. Индоевропейский язык и индоевропейцы. Реконструкция и историко-типологический анализ праязыка и протокультуры. Т. I. Тбилиси: Изд-во Тбилисского университета, 1984. – 428 с.

[37] Зинкявичюс З., Лухтанас А., Чеснис Г. Откуда родом литовцы. Вильнюс, 2006. – С. 27.

[38] Трубачев О.Н. Этногенез и культура древнейших славян: Лингвистические исследования. – Изд. 2-е, доп. М.: Наука, 2003. – С. 72.

[39] См., например, Вялікі гістарычны атлас Беларусі. Т. 1. – С. 33.

[40] Археалогія Беларусі: энцыклапедыя. У 2 т. Т. 1. С. 110.

[41] Археалогія Беларусі: энцыклапедыя. У 2 т. Т. 2. С. 12.

[42] Археалогія Беларусі: энцыклапедыя. У 2 т. Т. 2. С. 396, 433

[43] Балты // Вялікае княства Літоўскае: энцыклапедыя. Т. 3. Дадатак. А–Я. Мінск: Беларус. Энцыкл. імя П. Броўкі, 2010. – С. 51–52. Археалогія Беларусі: энцыклапедыя. У 2 т. Т. 1. С. 84.

[44] См. напр.: Финно-угры и балты в эпоху средневековья. М.: Наука, 1987. – С. 418. Зинкявичюс З., Лухтанас А., Чеснис Г. Откуда родом литовцы. Вильнюс, 2006. – С. 48.

[45] Беларуская міфалогія: Энцыклапед. слоўн. / С. Санько [і і нш.]; склад. І. Клімковіч. – 2-е выд., дап. – Мінск: Беларусь, 2006. – С. 499–500.

[46] Штыхаў Г.В., Цемушаў С.М., Ракуць В.У. Гісторыя Беларусі са старажытных часоў да сярэдзіны XIII ст.: вучэб. дапам. для 6-га кл. агульнаадукац. устаноў з беларус. мовай навучання. – Мінск: Выд. цэнтр БДУ, 2009. – 143 с. – С. 47.

[47] Гісторыя Беларусі ў сярэднія вякі: Атлас: Вучэбны дапаможнік для 6 класа агульнаадукацыйных устаноў з беларускай і рускай мовамі навучання / Спец. змест распрац. І.А. Аўдзееў, Э.М. Загарульскі, А.В. Перзашкевіч. – Мінск: РУП “Белкартаграфія”, 2008. – С. 2.

[48] Зализняк А.А. Древненовгородский диалект. М.: Наука, 1995. С 36–46, 134–145.

[49] Горюнова В.М. О раннекруговой керамике на Северо-Западе Руси // Северная Русь и ее соседи в эпоху раннего средневековья. Л., 1982. Носов Е.Н. Новгородское (Рюриково) Городище. Л., 1990. С. 164–166.

[50] Петрухин В.Я. Древняя Русь: Народ. Князья. Религия // Из истории русской культуры. – Т. I (Древняя Русь). – М.: Языки русской культуры, 2000. – С. 47. Эту точку зрения отстаивал В.В. Седов.

[51] Седов В.В. Древнерусская народность: Историко-археологическое исследование. – М.: Языки русской культуры, 1999. – С. 243.

[52] Вялікі гістарычны атлас Беларусі. – Т. 1. – С. 29.

[53] Археалогія Беларусі: энцыклапедыя. У 2 т. Т. 1. С. 88.

[54] Штыхаў Г.В. Крывічы: Па матэрыялах раскопак курганоў у Паўночнай Беларусі / Пад рэд. М.А. Ткачова. – Мінск: Навука і тэхніка, 1992. – С. 41, 50, 105, 126–136. Археалогія Беларусі: энцыклапедыя. У 2 т. Т. 1. С. 291–292.

[55] Археалогія Беларусі: энцыклапедыя. У 2 т. Т. 2. С. 343.

[56] Археалогія Беларусі: энцыклапедыя. У 2 т. Т. 2. С. 138.

[57] Нацыянальны атлас Беларусі. С. 264.

[58] Атлас гісторыі Беларусі ад старажытнасці да нашых дзён: Дадат да 6-томнай “Энцыклапедыі гісторыі Беларусі” / Склад.: Г.Р. Шыкунова, Л.У. Языковіч. – Мінск: БелЭн, 2004. – С. 10.

[59] Штыхаў Г.В., Цемушаў С.М., Ракуць В.У. Гісторыя Беларусі са старажытных часоў да сярэдзіны XIII ст.: вучэб. дапам. для 6-га кл. агульнаадукац. устаноў з беларус. мовай навучання. – Мінск: Выд. цэнтр БДУ, 2009. – С. 50.

[60] Ochmański J. Litewska granica etniczna na wschodzie od epoki plemiennej do XVI wieku. Poznań, 1981. S. 16–25.

[61] Вялікае княства Літоўскае: Энцыклапедыя. У 2 т. Т. 1: Абаленскі–Кадэнцыя. – Мінск: БелЭн, 2005. – С. 266.

[62] Краўцэвіч А. Праблема лакалізацыі сярэднявечнай Літвы // http://kamunikat.fontel.net/www/czasopisy/bzh/08/08art_kraucevicz.htm

[63] Петров В.П. Подсечное земледелие. – Киев: Наукова думка, 1968. – С. 12–13.

[64] Греков Б.Д. Крестьянство на Руси с древнейших времен до XVII в. Кн. 1. Изд. 2-е, испр. и доп. М.: Изд-во АН СССР, 1952. – С. 57.

[65] Штыхаў Г.В., Цемушаў С.М., Ракуць В.У. Гісторыя Беларусі са старажытных часоў да сярэдзіны XIII ст.: вучэб. дапам. для 6-га кл. агульнаадукац. устаноў з беларус. мовай навучання. – Мінск: Выд. цэнтр БДУ, 2009. – С. 59–60.

[66] Краснов Ю.А. Древние и средневековые пахотные орудия Восточной Европы. – М.: Наука, 1987. – С. 173.

[67] Колчин Б.А., Хорошев А.С., Янин В.Л. Усадьба новгородского художника XII в. М.: Наука, 1981. – Рисунок на обложке и на с. 74.

[68] Дубов И.В. Великий Волжский путь. – Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1989. – Карты на с. 24, 174, 181.

[69] Седов В.В. Седов В.В. Славяне: Историко-археологическое исследование. М.: Языки славянской культуры, 2002. С. 531–551. Седов В.В. Древнерусская народность. С. 183–204.

[70] Повесть временных лет. – С. 14.

[71] Повесть временных лет. – С. 38, 31.

[72] Новгородская первая летопись старшего и младшего и старшего изводов. – М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1950. – С. 181.

[73] Сахаров А.Н. Дипломатия Святослава. Изд. 2-е, доп. М.: Междунар. отнош., 1991. – С. 93.

[74] Повесть временных лет. – С. 31.

[75] Сахаров А.Н. Дипломатия Святослава. Изд. 2-е, доп. М.: Междунар. отнош., 1991. – С. 129–132.

[76] Алексеев Л.В. Западные земли домонгольской Руси: очерки истории, археологии, культуры: в 2 кн. – Кн. 1. – М: Наука, 2006. – С. 124.

[77] Алексеев Л.В. Западные земли домонгольской Руси: очерки истории, археологии, культуры: в 2 кн. – Кн. 1. С. 172. Зайцев А.К. Черниговское княжество X–XIII в.: избранные труды. – М.: Квадрига, 2009. – С. 99.

[78] Горский А.А. Русь: от славянского Расселения до Московского царства. – М.: Языки славянской культуры, 2004. – С. 130–146.

[79] Цемушаў С.М. Барысаў: 900 год у эпіцэнтры гісторыі // Літаратура і мастацтва. – № 36 (4479). – 5 верасня 2008 г. – С. 9.

[80] Алексеев Л.В. Западные земли домонгольской Руси: очерки истории, археологии, культуры: в 2 кн. Кн. 1. С. 249–250.

[81] Вялікі гістарычны атлас Беларусі. С. 52.

[82] Щапов Я.Н. Государство и церковь Древней Руси X–XIII вв. – М.: Наука, 1989. – С. 55.

[83] Щапов Я.Н. Государство и церковь Древней Руси X–XIII вв. – С. 51–52.

[84] Щапов Я.Н. Государство и церковь Древней Руси X–XIII вв. – С. 52.

[85] Повесть временных лет. С. 49.

[86] Щапов Я.Н. Государство и церковь Древней Руси X–XIII вв. – С. 48.

[87] Поппэ А.В. Русские митрополии константинопольской патриархии в XI столетии // Византийский временник. 1968. – Т. XXVIII. – С. 97–108.

[88] Порекомендуем: Русанова И.П., Тимощук Б.А. Языческие святилища древних славян. – 2-е изд., испр. – М.: Изд-во «Ладога-100», 2007. – Карта на с. 230.

[89] Назаренко А.В. Древняя Русь на международных путях: Междисциплинарные очерки культурных, торговых, политических связей IX–XII вв. – М.: Языки русской культуры, 2001. – С. 638.

 

 

 

Приложение 1.

Заключение рецензии В.Н. Темушева на рукопись атласа

«Гісторыя Беларусі XVI – XVIII стст.»

 

Мнение автора рецензии, в связи с тем, что он является составителем аналогичного Атласа, может быть воспринято как предвзятое, но, тем не менее, указание на недочеты и некоторые ошибки носят объективный характер. Автор рецензии, имеющий опыт в составлении карт по истории Беларуси рассматриваемого периода и знания в исторической географии региона, надеется, что его привлекут к доработке Атласа, к чему он приступит совершенно бескорыстно.

Представленные замечания в большинстве случаев носят конкретный и частный характер и, как правило, не относятся к основному содержанию карт Атласа, который, в общем, выполнен на высоком учебно-методическом и научном уровне. Атлас, который необходим школе, после существенных правок и повторной рецензии, безусловно, должен быть рекомендован к изданию и хочется надеяться, что в дальнейшем он будет служить хорошим подспорьем в работе учителя, удобным наглядным пособием для обучения школьников.

 

Кандидат исторических наук,

доцент,

старший научный сотрудник

Института истории НАН Беларуси В.Н. Темушев

 

 

Приложение 2.

Фрагменты из авторской справки о доработке рукописи атласа

«Гісторыя Беларусі XVI – XVIII стст.»

(ответ на рецензию В. Н. Темушева)

О.В. Перзашкевича

 

Поскольку ни тон рецензии, ни ее содержание не оставляют никаких сомнений относительно стремления рецензента унизить авторов и доказать их полную неспособность к созданию атласов, некомпетентность (дилетантизм) как историков (особенно на фоне величия научных знаний рецензента и его опыта), позволим себе очертить исходное положение дел в области создания атласов по историй Беларуси.

 

Таким образом, нравится это рецензенту или нет, авторы рецензируемой рукописи являются создателями первых школьных атласов по истории Беларуси, прошедших уже проверку не только государственной экспертизы, но и успешное испытание временем! (Следуя манере В. Н. Темушева, к этому можно было бы добавить еще создание 3-х школьных атласов по всемирной истории, но это к настоящему делу не относится). Как видно, В. Н. Темушев не является также и пионером в других направлениях атласов по истории Беларуси (на настоящий момент). Однако, это не мешает ему считать себя мэтром и классиком жанра.

 

Понятно, что рецензент хочет стать автором того атласа, лучше всего единственным.

Для этого нужно доказать собственное превосходство над существующими авторами н их всестороннюю убогость - они даже заимствовать чужой материал грамотно не могут.

 

На такие замечания (просто хамство) даже отвечать не принято, однако тут, помимо невоспитанности рецензента, есть о чем поговорить.

 

Ученик и учитель не занимаются изучением исторических изменений политической принадлежности каждого квадратного километра территории, да еще и основанной (как нередко в картах В. Н. Темушева) на прямом отрицании источников, о чем ниже.

 

Подобные замечания хорошо известны и имеют всю ту же цель – доказать полную беспомощность авторов, в данном случае методическую и педагогическую. Рецензент, видимо, дал в школе столько уроков по истории Беларуси, в т. ч. и этого периода, что совокупные 25 лет школьного стажа авторов не идут с ним ни в какое сравнение.

 

К сожалению, рецензент об этом никогда не думал и, скорее всего, даже не знает, зачем надо решать такие вопросы, если главное – показать свое величие и заявить научные приоритеты (пусть хотя бы и в школьном атласе, если больше нигде не получается).

 

Вот мы и подошли к главному содержанию рецензии – авторы не историки, а люди, не имеющие даже школьного исторического образования по истории Беларуси. В силу этого они не в состоянии не то, что отразить сами, но даже использовать готовые решения, которые умело (добротно, если угодно) сделали другие, прежде всего сам рецензент.

 

Как же государство допустило такое безобразие – ограниченные дилетанты создают уже 6-й (7-й) школьный атлас, калечат сознание миллионов (ок. 200 тыс. в год с 2001 г.) детей, а величайший и опытнейший специалист В. Н. Темушев, создатель выдающегося атласа, остается вне должного государственного внимания?

Заметим, что, высказав такие утверждения, рецензент ничем не рискует: если авторы каким-то чудом отобьются, сохранится status quo, а если нет – «победитель забирает все».

Однако, авторы атласа считают, что этот акт неприкрытой агрессии со стороны В. Н. Темушева освобождает их от необходимости соблюдать в его адрес нейтралитет.

 

Все это скорее всего, не поможет рецензенту доказать примитивизм авторов атласа и свое над ними превосходство, но устранит почти все имеющиеся претензии как ошибочные. Останется только Переяславль Рязанский вместо Рязани и, возможно, снятие подписи «ногаи», как это сделано у россиян для данной территории.

 

Хотелось бы еще высказать одно пожелание рецензенту. Если Вы перестанете постоянно пытаться опереться на административный ресурс и попробуете понять принципы и методы работы других авторов, а также займетесь самообразованием, Ваша агрессия, бахвальство и критиканство постепенно пройдут и сменятся на профессионализм, который, увы, всегда в дефиците в любом деле.

 

 

Приложение 3.

Заявление В.Н. Темушева по поводу действий авторов

Атласа по истории Беларуси XVI–XVIII вв.

 

По поводу своего участия в рецензировании Атласа истории Беларуси XVI–XVIII вв. за авторством И.А. Авдеева и О.В. Перзашкевича могу сообщить следующее.

Рукопись Атласа была прислана в Институт истории НАН Беларуси для дополнительного рецензирования. Директор Института А.А. Коваленя передал Атлас в отдел истории Беларуси Средних веков и начала Нового времени, чей заведующий, в свою очередь, передал Атлас мне, как единственному человеку в Институте, занимающемуся исторической географией. Выбор был, конечно, не случаен, хоть и не запланирован, как считают сейчас авторы Атласа.

Данное произведение я увидел впервые и при первом же просмотре был поражен его очень слабой научной основой. После сверки с учебником и программой оказалось, что и им карты Атласа не соответствуют.

Несмотря на явно оказываемое на меня давление и естественное мое личное желание не портить отношение с организациями, с которыми я активно сотрудничаю, я посмел высказать свои критические замечания, которые в большинстве носили объективный характер, что показала последующая экспертиза.

О том, что по поводу Атласа негативно высказался Я.И. Трещенок, я еще не знал. Впоследствии же я оценил и его высказывания в адрес Атласа и совершенно согласен с одним из них – был сделан Атлас не по истории Беларуси, а по истории Речи Посполитой.

В итоге под давлением ряда обстоятельств я все-таки дал положительный отзыв на Атлас, который того не заслуживал. Авторы Атласа не заметили этого момента и оценили мою критику как «акт неприкрытой агрессии».

Хочется заявить, что рецензия писалась на данный конкретный атлас, а не на все остальные творения авторов и на их 25-летний стаж в школе. Передо мной лежали страницы, полные недочетов, игнорировать которые было просто невозможно.

Я еще и еще раз прочитал свою рецензию и так и не увидел агрессии в сторону авторов Атласа, хоть, действительно чуть не на каждом шагу замечал их некомпетентность, которая целиком исходила из того, что я встречал во внутреннем содержании карт Атласа. Безусловно, моя неопытность в составлении подобного рода документов, личные качества нетерпимости к невежеству сыграли со мной злую шутку. Авторы Атласа очень ловко и, не побоюсь этого слова, извращенно использовали выдержки вне контекста из моей рецензии, чтобы настроить против меня и брата многих людей, вплоть до замминистра. Стремление манипулировать людьми и самим захватить авторство надо всем, в чем обвиняют авторы Атласа меня и брата, на самом деле свойственны им самим, что видно хотя бы по тому, в какое незавидное положение они поставили П.Ф. Дмитрачкова. Заявление последнего о том, что он написал в рецензии о соответствии Атласа школьной программе, потому что его заверил в этом О.В. Перзашкевич, к сожалению, звучат наивно. Нужно было самому разобраться в том произведении, которого редактором П.Ф. Дмитрачков был назначен, а не подчиняться давлению авторов. Кстати, реальным автором Атласа является только один человек – О.В. Перзашкевич (выяснено из беседы с исполнительным редактором Атласа). Соответственно и претензии должны быть адресованы ему.

Опять же с большим сожалением вспоминаю свою приписку к рецензии, где я бескорыстно предлагал оказать помощь в доработке Атласа. Бескорыстно! Где же тут коммерческий интерес?

Хочу заявить, что интересуюсь картами, занимаюсь исторической географией с детства – это мое хобби, которое переросло в профессиональную деятельность. Ни о каком стремлении обогатиться либо захватить из тщеславных побуждений авторство в чуть ли ни всех атласах и картах не может быть и речи. Я неоднократно отказывался от предложений создавать те или иные картографические работы не по моему профилю, стараюсь ни в коем случае не лезть в те регионы и периоды, в которых я не специалист. Многое я делаю бесплатно. Например, к великолепному переизданию сочинений С. Герберштейна я просто почел за честь создать подборку карт.

Другое дело, когда совместными усилиями ряда организаций меня буквально уговаривают и уламывают взяться за какое-либо совершенно ненужное мне дело. В этой связи вспоминается случай с И.А. Авдеевым, который требовал (именно так) с Белкартографии на 20 тыс. рублей больше, чем та соглашалась ему дать за работу над одним из атласов. Он в итоге отказался. А взялся за дело В.Н. Темушев, даже не поинтересовавшийся, сколько будут платить.

Рецензия на Атлас сделана добротно, авторы же Атласа решили поступить просто – отказаться от доработки, а замечания не просто проигнорировать, а перевернуть их в стремление унизить, оскорбить именно их лично, занять их место. Итог превзошел все ожидания. Не желая работать, авторы атласа, манипулируя П.Ф. Дмитрачковым, решили просто уничтожить препоны на своем пути, которым, по их мнению, являлись рецензент, посмевший высказать замечания, и методисты Института образования, занявшие принципиальную позицию. Как теперь, откровенно оболгав людей, просто стремящихся профессионально и честно делать свое дело, намерены действовать дальше авторы Атласа, не чуждающиеся любых средств (например, административного ресурса, в чьем использовании они обвиняли рецензента)?

 

26.11.2008 В.Н. Темушев

 

 

Приложение 4.

Перечень карт для атласа 6-го класса, предложенный В.Н. Темушевым

 

Атлас. Гісторыя Беларусі са старажытных часоў да сярэдзіны XIII ст.

 

  1. Зледзяненні Еўропы. Рассяленне першабытных людзей у Еўропе

  2. Засяленне людзьмі тэрыторыі Беларусі ў каменным веке. 26-24 – пачатак 2-га тысячагоддзя да н.э.

  3. Рассяленне індаеўрапейскіх плямёнаў у Еўропе. Каля 3 тыс. – 2 тыс. г. да н.э.

  4. Насельніцтва на тэрыторыі Беларусі ў канцы каменнага і ў бронзавым веку. XXV–VIII ст. да н.э.

  5. Насельніцтва на тэрыторыі Беларусі ў жалезным веку. VIII cт. да н.э. – V ст. н.э.

  6. Балцкае насельніцтва ва Усходняй Еўропе. VI–IX cт.

  7. Рассяленне старажытных славян у Еўропе. VI–IX ст.

  8. Аб’яднанні славян на тэрыторыі Беларусі. IX–X ст.

  9. Першыя славянскія дзяржавы ў Еўропе. VII–IX ст.

  10. Старажытнаруская дзяржава. IX – X ст.

  11. Полацкае княства ў IX–XI ст.

  12. Полацкая зямля ў ХІІ – сярэдзіне ХІІІ ст.

  13. Тураўская зямля ў канцы X – пачатку XIII ст.

  14. Землі Беларусі ў XII – першай палове XIII ст.

  15. Гаспадарка. Гандлёвыя шляхі. Гарады. X–XIII ст.

  16. Культура і рэлігія. X–XIII ст.

  17. Крыжацкая навала ў Прыбалтыку. Барацьба Ордэна з Полацкам. Першая палова XIII ст.

  18. Мангола-татарскае нашэсце ва Усходнюю Еўропу і землі Беларусі. 1237–1243 гг.

 

 

 

 

 

 

 



Сайт Виктора Темушева.

Поиск

Облако тегов

беларусь велиж «великое княжество московское» «великое княжество тверское» «верхнеокские княжества» «верховские княжества» витовт вкл воротынск «восточная европа» «вяземское княжество» вязьма «вялікі гістарычны атлас беларусі» граница границы «грюнвальдская битва» дмитровец «древняя русь» «золотая орда» «историческая география» карты крайшино «кричевский повет» «куликовская битва» «литовско-московская граница» «литовско-тверская граница» любутск «московско-литовская война» «московско-литовская граница» «московско-литовские войны» «московское княжество» «мстиславское княжество» ольгерд опаков «османская империя» «пограничная война» «полоцкое воеводство» «полоцкое княжество» поугорье «речь посполитая» «ржевская земля» «рославльский уезд» россия русь «северо-восточная русь» «северская земля» славяне спиридонов «средние века» ягайло

XML ленты