Вышла в свет еще одна моя статья. Написана она уже давно, так что вторую ее часть, касающующся кричевского участка границы, я с тех пор переработал, увеличил и уже успел опубликовать. Как раз недавно тоже вышла, см. тут.

Продолжение:

Я едва справляюсь с размещением этой публикации на сайте. Сил совсем нет. Я уже не могу работать.

Археалагічныя даследаванні на Беларусі ў 2008 г.

/ Матэрыялы па археалогіі Беларусі.

-       Мінск: ДНУ "Інстытут гісторыі НАН Беларусі", 2011. -

-       Вып. 20. - С. 112-118. - 0,8 а.л.

(С. 112) В. Н. Темушев (Минск)

Спорные участки литовско-московской границы XVI в.[*]

 

В данной работе обращено внимание на два участка литовско-московской границы XVI в., утверждение о протяженности которых представляется делом до конца не решенным. Безусловно, в обозначении искомых участков границ уже существует выработанное, обоснованное мнение и заявление об их «спорности» исходит исключительно от автора данной работы. Тем не менее, сомнение в правильности выводов коллег основывается на показаниях источников и, хочется надеяться, что оно не лишено оснований.

Оба участка реконструируемой границы начали формироваться в начале XVI в., когда в результате войн 1500-1503, 1512-1522 гг. московские владения вплотную приблизились к той территории, которая сейчас является частью Республики Беларусь. Тогда же на треть столетия под московскую власть перешла Гомельщина. Первый участок границы как раз непосредственно примыкал к Гомельской земле и был сформирован на территории, отторгнутой от Чечерской волости и административно подчиненной Гомелю. Чечерские села, оказавшиеся по другую сторону границы, своим местонахождением теперь маркировали эту границу. Они отдельным блоком перечислены на московской стороне во всех заключенных или только предлагаемых к заключению литовско-московских договорах XVI в. - 1503, 1508, 1522, 1526, 1537, 1542, 1549, 1553, 1556, 1567, 1570, 1578, 1582, 1584, 1585, 1587, 1590 гг. (см. таблицу). Минимальные разно(С. 113)чтения, которые встречаются в выдержках договорных грамот, связаны либо с искажениями в самих документах, возникшими при непосредственной их переписке, либо отражают работу редакторов, по своему усмотрению расставлявших знаки препинания и с учетом достигнутого уровня археографической науки переосмысливавших древние тексты. Фрагменты договоров 1584, 1585, 1587 и 1590 гг. отсутствуют, но они в точности повторяют текст Ям-Запольского перемирия 1582 г. [31, c. 70, 76-77]

 

(С. 112) Села междуречья Сожа и Беседи в литовско-московских перемирных грамотах XVI - начала XVII в.

 

Грамота 1503 г.

...города Гомъя з волостми, ... да волостеи: ... Поповы Горы, Мъглина, Дрокова и сел: ... Скарбовичъ, Залесья, Бабичъ, Светиловичъ, Голодна, Лапичъ... [37, № 118.13, p. 210]

Грамота 1508 г.

...в город в Гомеи з волостми, в город в Попову Гору зъ волостми, ... во Мглинъ, Дроковъ, и в села, ... в Скарбовичи, в Залесе, в Бабичи, в Светиловичи, в Голодно, в Лапичи... [36, № 80, p. 126]

Грамота 1522 г.

...города Гомья зъ волостьми, города Поповы Горы зъ волостьми, ... и селъ ... Скарбовичъ, Залесья, Бабичъ, Светиловичь, Голодна, Лапичъ... [1, № 120, c. 149]

Грамота 1526 г.

...города Гомья съ волостьми, города Поповы горы съ волостьми, ... и селъ ... Скарбовичь, Залесья, Бабиничь, Святиловичь, Голодна, Лапичь... [37, № 156, p. 199]

Грамота 1537 г.

...города Почепа с волостми; города Поповы Горы з волостми и волостеи Залеся, Бабич, Светиловичъ, Голодни, Скарбовичъ, Лапичъ...[37, № 164, p. 211]

Грамота 1542 г.

...города Почепа с волостми города Поповы Горы c волостми, и волостей Залесья, Бабичь, Светиловичь, Голодна, Скарбовичь, Лапичь... [21, № 10, c. 190]

Грамота 1549 г.

...города Почепа с волостми, города Поповы Горы c волостми, и волостей: Залесья, Бабич, Светилович, Голодна, Скарбович, Липич... [22, № 18, c. 303]

...города Почепа с волостми и волостей: Залесья, Бабич, Светилович, Голодна, Скарбович, Лапич... [22, № 19, c. 325]

Грамота 1553 г.

...города Почепа с волостми, города Поповы Горы c волостми, и волостей: Залесья, Бабичь, Светиловичь, Голодна, Скарбовичь, Лапичь... [22, № 27, c. 408, 412]

Грамота 1556 г.

...города Почепа с волостми, города Поповы Горы c волостми, и волостей Залесья, Бабичь, Светиловичь, Голодна, Скарбовичь, Лапичь... [2, № 17, c. 69]

Грамота 1567 г.

(планировался)

...города Почепа с волостьми, города Поповы Горы c волостьми и волостей Залесья, Бабич, Светилович, Головна, Скарбович, Лапич... [23, № 18, c. 478, 490]

Грамота 1570 г.

...города Почепа с волостьми, города Поповы Горы c волостьми и волостей Залесья, Бабич, Светилович, Голодна, Скарбович, Лапич... [23, № 24, c. 725-726]

...города Почапа з волостьми, города Поповы Горы з волостьми и волостей Залесья, Бабич, Светилович, Голодна, Скарбович, Лапич... [23, № 24, c. 730]

Грамота 1578 г.

...города Почапа з волостьми, города Поповы Горы з волостьми и волостей Залесья, Бабич, Светиловичь, Голодна, Скарбович, Лапич... [13, № 17, c. 30-31]

...города Почепа з волостьми, города Поповы Горы з волостьми, и волостей Залесья, Бабич, Свитиловичь, Голодна, Скарбович, Ланич... [13, № 18, c. 35]

Грамота 1582 г.

...города Почепа з волостьми, города Поповы Горы з волостьми, и волостей: Залесья, Бабич, Светиловичь, Голодна, Скарбович, Лапич... [13, № 82, c. 235, № 97, c. 261]

Грамота 1601 г.

...города Почепа з волостьми, города Поповы Горы з волостьми, и волостей: Залесья, Бабичь, Светиловичь, Голодна, Скарбович, Лапич... [24, c. 59-60]

...города Почепа з волостьми, города Поповы Горы з волостьми, и волостей: Залесья, Бабичь, Светиловичь, Голодна, Скарбовичь, Лапичь... [24, c. 69]

Грамота 1608 г.

...города Почепа з волостьми, города Поповы Горы з волостьми, и волостей Залесья, Бабичь, Светиловичь, Голодна, Скарбовичь, Лапичь... [24, c. 701]

...города Почепа с волостми, города Поповы Горы с волостми, и волостей Залесья, Бабич, Светилович, Голодна, Скарбовичь, Лапич... [24, c. 713]

 

(С. 113) Традиционно было принято считать, что села Скарбовичи, Залесье, Бабичи, Светиловичи, Голодно, Лапичи являлись гомельскими [3, c. 519; 31, c. 80]. Однако, как выясняется из «Списка о порубежных землях и о жалобах», присланного от имени короля Сигизмунда в Москву 30 марта 1527 г., все перечисленные села перешли «в сторону великого князя, по перемирной грамоте» из состава Чечерской волости [21, № 102, c. 751-752]. Очевидно, именно князь Семен Иванович Можайский, владевший в ВКЛ Стародубом и Гомелем, приобрел дополнительные владения при переходе в 1500 г. на московскую службу. Названные в грамоте, а также некоторые неупомянутые села и волости были присоединены к удельному княжеству князя Семена, а после стали частью формирующегося Гомельского уезда.

Итак, по перемирию 1503 г. села к востоку от реки Сож были закреплены за Москвой [35, № 118.13, р. 210]. За исключением Скарбовичей и Лапичей все остальные населенные пункты уверенно локализуются между рекой Сож и ее притоком Беседью. Скарбовичи лишь с малой долей вероятности можно отождествить с известными уже с XVI в. Себровичами [8, c. 17]. На карте Генерального межевания указано еще одно село Себровичи, с левой стороны р. Сож [5]. Залесье находилось недалеко от Чечерска, на противоположной стороне р. Сож [18, c. 320]; Бабичи - посредине между реками Сож и Беседь, у берега еще одного притока Сожа - Покоти [18, c. 323]. Светиловичи и Голодно стояли у правого берега р. Беседь, причем последнее село - недалеко от устья этой реки [8, с. 17; 18, c. 109; 25, с. 48, 107].

Отдельно необходимо остановиться на проблеме локализации села Лапичи. Исследователи помещают его в правобережье Сожа, к северу от Уваровичей и р. Узы [31, c. 504, 508; 34, s. 88]. В том месте, действительно, до настоящего времени существует населенный пункт с тождественным названием [8, c. 16; 18, с. 81]. Однако логика списка перемирной грамоты заставляет искать Лапичи среди населенных пунктов, известных в левобережье Сожа. В поисках села Лапичи следовало более внимательно изучить район рек Покоть (левый приток Сожа) и Беседь. Карты XVIII-XX вв. оказались бесполезными, однако в инвентарях Чечерского староства 1704 и 1726 гг. при описании границ с. Хлусы (на р. Беседь, см. ниже) у р. Неменки (приток Сожа) встретились земли с. Лапичи, соседствующие с территорией сел Железники и Речка [11, c. 20, 21, 71; 18, с. 110-111]. В Инвентаре 1726 г. есть даже описание села Лапичи. Однако неожиданно это оказывается то самое село, которое находилось (существует и сейчас) в правобережье р. Сож [11, c. 37]. Соседями Лапичей названы села Дуровичи и Даниловичи [11, c. 37]. В подробном инвентаре Чечерского староства 1754 г. Лапичи левобережья Сожа уже не упоминаются [10, c. 66-73]. Возможно, к середине XVIII в. это село запустело и потому не было зафиксировано на составленных позже картах (например, Генерального межевания конца XVIII в.) [6].

Таким образом, места локализованных поселений по периметру охватывали часть территории Чечерской волости, в 1500 г. присоединенную к Гомелю. Есть вероятность того, что новые московские владения заходили в этом районе на правую сторону р. Сож. Согласно Инвентарю Чечерского староства 1704 г. к Залесью относился отдельный массив земель («osobliwa służba»), занимавший территорию на противоположной от села стороне Сожа вплоть до р. Чечеры и вниз по ней до Сожа, то есть вплотную подходил к г. Чечерску [11, c. 18]. Также чечерские земли могли остаться на левом берегу, вклиниваясь между теперь уже московскими владениями.

Характерно, что договор о перемирии 1537 г. закрепил за ВКЛ отвоеванный Гомель, но оставил в московской стороне «волости» Зелесье, Бабичи, Светиловичи, Голодно, Скарбовичи, Лапичи [37, № 164, р. 211], уже считавшиеся частью Гомельского уезда.

По аналогичным грамоте 1537 г. договорам 1542, 1549, 1553 и 1556 гг. район вокруг сел Залесье, Бабичи и др. непременно закреплялся за Москвой [22, № 7, c. 126, № 10, с. 190, № 18, с. 302, 27, с. 408, 32, с. 511]. Текст Ям-Запольского перемирия 1582 г. претерпел существенные изменения, но только не в той части, которая касалась сел междуречья Сожа и Беседи, а в годы Смуты эти пункты в составе Стародубской земли отошли от России к Речи Посполитой (закреплены Деулинским перемирием 1618 г.). Таким образом, где-то в начале XVII в. земли между Сожем и Беседью вернулись в административное подчинение Чечерску. К моменту заключения Андросовского перемирия 1667 г. указанная территория прочно приросла к своему старому центру и в итоге не была отдана России.

Ряд сел междуречья Сожа и Беседи назван в «Инвентаре староства Чечерского» 1680 г.: Онисимковичи, Волоси... (Волосовичи?), Полесье, Залесье, Речка, Струмене [14]. Из них в тот регион, который до конца XVI в. считался московским, попадают только Залесье и Речка (совр. Речки). Последняя стоит к северу от устья р. Беседи на притоке Сожа Неманке [11, c. 21, 71]. Между Неманкой и Беседью инвентарь 1704 г. описывает земли сел Плиски и Хлусы (в настоящее время не существуют) [26] и упоминает частновладельческие села Железники и Громыки (совр. Старые Громыки на берегу р. Беседь) [11, c. 3, 19-20; 18, с. 111]. К началу XVIII в. (С. 114) территория Чечерского староства распространилась на восток, за р. Беседь. Там появилось село Столбынь (совр. Столбун) [11, c. 3, 19-20; 18, с. 112]. Инвентарь 1726 г. также обозначил земли с. Светиловичи на противоположном, левом берегу р. Беседь [11, c. 36]. Представляется, что уже в то время было заполнено пространство, вплотную приблизившее чечерские земли к линии современной российско-белорусской границы.

В 1667 г. московская граница снова приблизилась к гомельским землям и вскоре приобрела такую конфигурацию, которая просуществовала на протяжении длительного времени (в качестве границы Менского воеводства, Могилевского наместничества и Могилевской губернии) и стала основой на некоторых участках для формирования государственной границы БССР. На ранней карте М.Ф. Спиридонова «Беларусь у канцы XVI ст.» [27, 29, 30], район между Сожем и Беседью с обозначением сел Бабичи, Светиловичи, Железники и Голодно отнесен к территории России [29]. Однако на более поздней карте с таким же, по сути, названием и внутренним содержанием «Беларусь у другой палове XVI ст.» та же территория и те же села включены уже в состав ВКЛ [28]. Произошла ли тут какая-то ошибка или были выяснены новые факты, позволившие отнести междуречье Сожа и Беседи к ВКЛ еще в середине XVI в. - неизвестно. Возможно, высокая военная активность на московско-литовской границе привела еще в ходе Ливонской войны или сразу после нее к занятию части московских владений. Сведения об этом могли и не войти в текст Ям-Запольского перемирия 1582 г. и последующих перемирий 1584, 1585, 1587, 1590, 1601 и 1608 гг., стандартно повторявших формулировку предшествовавших договоров. Возможно, М.Ф. Спиридонов нашел документы, подтверждающие принадлежность сел Бабичи, Светиловичи и т.д. во второй половине XVI в. к Чечерской волости и повету, а потому внес изменения в свою карту.

Посольские книги фиксируют уже в 1538 г. стремление литовской стороны возвратить потерянные когда-то чечерские земли. По сообщениям наместников пограничной полосы России, люди короля Сигизмунда «вступаются у его [великого князя московского - В.Т.] волости и села, и земли на себе пашут, и воды ловят, и в ухожеи ходят» [22, № 8, c. 141]. При этом из Речицы и Чечерска шло распространение литовской власти в направлении Поповой Горы, Залесья, Бабичей и Лапичей [22, № 8, c. 141].

Однако, как бы то ни было, литовско-московские перемирные грамоты XVI - начала XVII в. прямо свидетельствуют о принадлежности обозначенного региона России. Такое представление нашло отражение на ранних картах М.Ф. Спиридонова.

Ко второму представляющемуся спорным участку литовско-московской границы шла порубежная линия, которая, весьма вероятно, сформировалась к началу XVI в. или даже концу XV в., а затем просуществовала в практически неизменном виде до сегодняшнего дня. Об этом свидетельствует уникальный комплекс документов - реестры границ черниговских, любечских, мглинских, рославльских и мстиславских [9, c. 63-67; 33]. Появление этого уникального источника исследователи относят к разному времени между 1523-1527 гг. [9, c. 63; 15, с. 288]

Реестры границ детально выявляют пограничную зону в изучаемом регионе, причем охватывают не только межгосударственные границы (между ВКЛ и Великим княжеством Московским), но и внутренние границы московских уездов. Комплекс реестровых данных, по мнению Е.В. Русиной, принадлежит к последним десятилетиям XV в. и, в связи с этим, составление большинства их них не преследовало целью фиксирование московско-литовской границы (тогда она была еще далеко), а скорее представляло собой опись утраченных в начале XVI в. ВКЛ владений.

К сожалению, далеко не все села, упомянутые в реестрах 1527 г. можно отыскать на карте, однако те, чье местоположение твердо определяется, выявляют на значительном расстоянии точное соответствие современной границе Республики Беларусь. Так, село Мокрое считается «лучицким» и остается в литовской стороне [19, c. 169], а село Кузнецевичи (очевидно, находилось в районе озера Кузнецкого) принадлежит уже к территории Поповой Горы. Как раз между ними проходит современная белорусско-российская государственная граница. Учитывая тот факт, что сведения реестров были справедливы и для XV в., можно сделать вывод об устойчивости некоторых отрезков белорусской границы на протяжении более чем полтысячеления.

Второй рассматриваемый участок литовско-московской границы может быть условно назван кричевско-рославльским, так как по большей части своей протяженности разделял Кричевскую волость ВКЛ с Рославльским уездом России. Его совершенно четко и точно описывает фрагмент Реестров 1527 г., включенный, как показала Е. Русина, в состав литовско-московских договоров, начиная с 1527 г. (на самом деле - с 1522 г.).

Формирование данного участка границы связано с присоединением к Москве Смоленска (захвачен в 1514 г., признан перемирием 1522 г.). Вместе со Смоленском российским стал и Рославль.

В договоре 1522 г. подробно описывалось два участка границы - смоленский и рославльский. Однако, если определение первого было необходимо в связи с тем, что Смоленщина не вся, не полностью перешла под московскую власть, и граница прошла по совершенно новой линии, то относительно второго участка границы можно утверждать, что таковым он был и до 1522 г. Его описание было по какой-то причине взято в договор из реестров границ, чьи данные относились еще к концу XV в.

(С. 115) Интересно, что в грамоте 1522 г. описание смоленского рубежа идет после фрагмента с реестром рославльской границы. Первое состоит из двух неравномерных по объему частей, в которых определяется граница сначала с левой, а потом с правой стороны Днепра. Первая часть описания смоленской границы заканчивается как раз в том районе, с которого началось рассмотрение рославльской границы. Правда, составители грамоты 1526 г. почему-то не соблюли последовательность в демаркации литовско-московской границы.

Итак, согласно фрагменту грамоты 1522 г. рославльско-кричевская граница (часть мстиславской границы) шла между Словневым и Шибневым к Гневкову («промежи Словнева до Шибнева къ Гневкову») [1, № 120, c. 149]. Два последних населенных пункта можно отыскать и на современной карте. Шибнево - деревня Шумячского района Смоленской области России. Гневково - деревня, центр сельсовета Шумячского района Смоленской области России. Словнево, вероятно, следует искать в районе маленькой речки Слоновки, указанной на карте Генерального межевания и находящейся чуть юго-западнее с. Шибнева и р. Шибневки [7]. Характерно, что и в конце XVIII в. граница проходила в этом районе, а от него направлялась на юг к с. Гневкову, стоявшему на левом берегу р. Доброй [7]. Как в 1522 г., так и в конце XVIII в. граница определялась р. Доброй, впадающей справа в Остер (левый приток Сожа).

Согласно грамоте 1522 г. по р. Доброй, выходя на водонос (?), граница шла к р. Остер («Вострь») [1, № 120, c. 149]. Далее некоторое расстояние граница, видимо, придерживалась р. Остер (как в конце XVIII в.). Хоть в грамоте и сказано, что граница шла через великий бор («Доброю жъ речкою въ Вострь чересъ великий боръ в реку въ Шумачу...»), но, видимо, имеется в виду то, что в этом районе р. Остер течет через большой лес. Шумач-Шумяча грамоты - это Шумячка, левый приток Остера (на ней стоит центр района Смоленской области - рабочий поселок Шумячи). Таким образом, граница шла по реке Остеру и переходила в ее приток Шумячку. Такая ее протяженность сохранилась до конца XVIII в. В районе р. Шумячки заканчивались мстиславские и начинались кричевские земли, определявшиеся населенным пунктом Стрекула, соответствующей, очевидно, современной деревне Стрекайлово того же Шумячского района [4; 12; 17, с. 124; 32, c. 177-178]. Стрекула оставалась в стороне, а граница от р. Шумячи переходила в ее левый приток Немялицу. Таким образом, система рек на значительном расстоянии составляла пограничную линию, разделявшую ВКЛ и Россию. Далее от р. Немилицы (таково ее название на современной карте) граница пересекала «старым рубежомъ» пространство до Заборья и реки Ипуть («а изъ Немелицы старымъ рубежомъ къ Заборью, въ Ипуть реку») [1, № 120, c. 149].

По смыслу фрагмента грамоты 1522 г. Заборье должно было находиться на р. Ипуть. Сейчас такого населенного пункта не существует, однако с противоположной стороны устья р. Боровицы, с левой стороны впадающей в Ипуть, еще в середине XIX в. существовало село Краснозаборье [4]. Очевидно, именно оно известно в XVI в. как Заборье и к нему приходил «старый рубеж» от р. Немялицы между рославльскими и кричевскими землями. Населенный пункт Заборовье, как и река Боровица, очевидно, приобрели свое название от значительного леса («Великого бора»), занимавшего пространство между реками Остер и Ипуть.

Судя по материалам Генерального межевания конца XVIII в., линией границы на всем своем протяжении служила речка Боровица [7]. Это хорошо согласуется с формулировкой грамоты 1522 г. - таким образом, от Немелицы граница шла сразу к Заборью и в р. Ипуть. Однако, по материалам XVI-XVII вв. («Ограничению» Кричевской волости 1560 г. и актам межевания 1634-1637 гг.), граница направлялась южнее, в сторону еще одного левого притока р. Ипуть - Савенки (Осовенка, Осовна) [17, c. 124; 32, с. 178]. По Савенке она достигала р. Ипуть и, следовательно, чтобы придти к Заборью ей необходимо было следовать некоторое расстояние вниз по этой реке.

Определенный участок дальнейшей линии границы составляло течение р. Ипуть. И если до этого в описании границы никаких противоречий не возникало - все исследователи (М.Ф. Спиридонов, Н.Б. Шеламанова и А.А. Метельский) одинаково точно проводят ее линию, то дальнейшая протяженность границы представляется спорной.

По грамоте 1522 г. граница следовала вниз по течению реки: «...а из Немелицы старым рубежом к Заборью, в Ипуть реку, да на низ Ипутьею к Хмелю» [1, № 120, c. 149]. (Есть вероятность, что и до Заборья граница проходила некоторое расстояние вниз по Ипути). На этом, кстати, описание кричевско-рославльской границы заканчивалось.

Хмель, вполне вероятно, соответствует населенному пункту, который А.А. Метельский, опираясь на прямое указание инвентаря Кричевского староства 1694 г. отождествил с деревней Гульки [17, c. 124]. Исследователь утверждал, что примерно там же локализовала Хмель Н.Б. Шеламанова [17, c. 124; 32, с. 178, 182]. Подобная локализация весьма убедительна еще и потому, что именно в направлении Хмеля шла государственная граница в XVII-XVIII в. Она совершенно четко видна, например, на карте Генерального межевания [7]. Также можно заметить некоторое соответствие в этом регионе древних рубежей с современной границей Республики Беларусь [16, с. 17; 20, c. 44]. Казалось бы, никаких сомнений возникнуть не может. Но удивительно, что никто из исследователей не заметил противоречия: ведь местоположение Хмеля, вопреки указанию грамоты (С. 116) 1522 г., определено не вниз по течению р. Ипути от Заборья, а вверх! [1, № 120, c. 149]

Здесь, прежде всего, необходимо обратить внимание на то, что определенное Н.Б. Шеламановой приблизительное местонахождение пункта с названием Хмель может и не соответствовать той его локализации, которую обосновал А.А. Метельский. Деревня Гульки, принятая им за Хмель первой четверти XVI в., находилась на левом берегу р. Ипуть у самой границы Беларуси с Россией, проходящей как раз по реке. Гульки-Хмель всегда принадлежали к Кричевской волости (староству) ВКЛ. К настоящему времени этот населенный пункт прекратил свое существование, но ранее относился к Милославичскому сельскому совету Климовичского района Могилевской области Беларуси [19, c. 195].

Располагая сведениями брянской писцовой книги 1625-1629 гг., Н.Б. Шеламанова обратила внимание на упоминание в Прикладненской волости селищ Заборье, Давыдовичи и запустевшего бортного ухожая Хмель с селищем Хмелем [32, c. 178]. Заборье - это, очевидно, упоминавшийся уже населенный пункт, когда-то располагавшийся напротив устья р. Боровицы, левого притока Ипути. Давыдовичи на современной карте также не фиксируются, но отмечены на Генеральном плане Рославльского уезда 1780 г. и военно-топографической карте середины XIX в., соответственно, как с. Давыдовка и господский двор Давыдовка [4; 7]. Давыдовка находилась между Краснозаборьем (Заборьем) и Гульками (Хмелем?) тоже у р. Ипуть, на правой ее стороне. Похоже, что место Хмеля, обоснованное А.А. Метельским, соответствует выводу Н.Б. Шеламановой. Однако, по сведениям последней, Хмель находился между речками Московкой и Хвощней с правой, а не левой, стороны Ипути [32, c. 178]. Хвощня - правый приток р. Ипути ниже по течению от Заборья [4]; Московка - вероятно, не еще один правый приток Ипути в районе р. Савенки (как считала Н.Б. Шеламанова), а речка Ректа, правый приток Беседи, как сказано в Генеральном плане Рославльского уезда 1780 г. («Речька Ректа Московка тожъ») [7]. Таким образом, Хмель следует искать либо на большом пространстве с правой стороны р. Ипуть от рч. Ректы (Московки) до Хвощни, либо от одного правого притока Ипути (Московки) до другого (Хвощни), что более убедительно. При этом остается значительная вероятность того, что пункт Хмель находился ниже по течению р. Ипуть после Заборья, что соответствует утверждению грамоты 1522 г. - «старымъ рубежомъ къ Заборью, въ Ипуть реку, да на низъ Ипутьею къ Хмелю» [1, № 120, c. 149].

Возможно за Хмелем граница пересекала р. Ипуть и шла в том направлении, которое установилось (как это твердо известно по источникам) уже в XVII в. Однако, еще одно замечание реестров границ 1527 г. как будто прямо свидетельствует в пользу того, что кричевская граница шла и дальше вниз по течению р. Ипуть. «Реистръ рославскии» обозначил рубеж между собственно рославльской и брянской территориями по р. Воронице, которая «втекла у Ипут, а Ипуть - рубеж кричевскии» [33, c. 212]. Левый приток Ипути речка Вороница находится значительно ниже по течению от Заборья, от которого, по грамоте 1522 г. на низ шла кричевская (мстиславская) граница. Причем кричевская территория продолжалась, вероятно, и дальше по течению р. Ипуть после места впадения в нее Вороницы.

Исследователи же намечают кричевский рубеж ВКЛ с Брянским уездом России западнее р. Ипуть, в основном вдоль реки Беседь и современной белорусско-российской границы [17, c. 125; 28]. При этом А.А. Метельский справедливо критикует М.Ф. Спиридонова, почти полностью заимствующего современное направление границы, но неосторожно использует данные даже XVIII в. для определения территории Кричевской волости XVI в. [17, c. 125]

Таким образом, вопреки общепринятому мнению и административному делению XVII-XIX вв., существует некоторая вероятность того, что литовско-московская граница XVI в. на кричевско-рославльском участке имела иную, чем принято считать, протяженность. На значительном расстоянии границей служила р. Ипуть, встречавшаяся ниже р. Вороницы с брянскими землями.

Следует заметить, что какие-либо более-менее подробные сведения о прохождении литовско-московской границы в XVI в. в источниках встречаются крайне редко. Казалось бы, тем участкам границы, на которые было обращено внимание в данной статье, повезло. Их очень точно фиксируют документы первой четверти XVI в. Однако, выясняется, что и по отношению к ним есть возможность для некоторой корректировки. Прямые указания источников заставляют пересмотреть устоявшиеся представления.

 

Литература

1.     Акты, относящиеся к истории Западной России. Т. II. 1506-1544. СПб., 1848.

2.     Акты, относящиеся к истории Западной России. Т. III. 1544-1587. СПб., 1848.

3.     Базилевич К.В. Внешняя политика Русского централизованного государства. Вторая половина XV века. М., 1952.

4.     Военно-топографическая карта России. Могилевская губерния. Масштаб - 3 версты в дюйме. СПб., 1850. Ряд 15. Лист 10.

5.     Генерального плана Рогачевского уезда часть IV и V. Масштаб в 1 дюйме 2 версты (1 : 84 000). 1784.

6.     Генерального плана Рогачевского уезда часть V. Масштаб в 1 дюйме 2 версты. 1784.

7.     Генеральный план Рословльского уезда. Масштаб - в 1 дюйме 1 верста (1 : 42 000). 1780.

8.     Гомельская область. Атлас. Масштаб - 1 : 200 000. Мн., 2006.

9.     Границы Литовского государства с вел. кн. Московским, с показанием числа домов в пограничных селениях // (С. 117) Документы Московского архива Министерства юстиции. Т. 1. М., 1897. С. 63-67.

10.  З люстрацыі Чачэрскага староства... // Памяць: Гіст.-дакум. хроніка Чачэрскага р-на / Уклад І.Я. Райскі, Я.А. Шыпенка. Мн., 2000. С. 66-73.

11.  Историко-юридические материалы, извлеченные из актовых книг губерний Витебской и Могилевской, хранящихся в центральном архиве в Витебске / Под ред. Д.И. Довгялло. Вып. 28. Витебск, 1900.

12.  Климовицкой округ // Атлас, состоящий из 12 окружных и 1 генеральной карты, представляющей Могилевскую губернию. Могилев, 1777.

13.  Книга посольская Метрики Великого княжества Литовского, содержащая в себе дипломатические сношения Литвы в государствование короля Стефана Батория (с 1573 по 1583 год). М., 1843.

14.  Инвентарь староства Чечерского. 1680 г. // НИАБ. Ф. 694. Оп. 4. Д. 888. Л. 30-30 об.

15.  Любавский М.К. Областное деление и местное управление Литовско-Русского государства ко времени издания первого литовского статута. М., 1892.

16.  Могилевская область. Атлас. Масштаб - 1 : 200 000. Мн., 2007.

17.  Мяцельскі А.А. Старадаўні Крычаў: Гіст.-археал. нарыс горада ад старажыт. часоў да канца XVIII ст. Мн., 2003.

18.  Назвы населеных пунктаў Рэспублікі Беларусь: Гомел. вобл.: нармат. давед. Мн., 2006.

19.  Назвы населеных пунктаў Рэспублікі Беларусь: Магіл. вобл.: нармат. давед. Мн., 2007.

20.  Общегеографический региональный атлас «Смоленская область». Масштаб - 1 : 200 000. М., 2001.

21.  Памятники дипломатических сношений Московского государства с Польско-Литовским. Т. I // Сборник Императорского Русского Исторического общества. (Далее: СИРИО). Т. 35. СПб., 1882.

22.  Памятники дипломатических сношений Московского государства с Польско-Литовским. Т. II // СИРИО. Т. 59. СПб., 1887.

23.  Памятники дипломатических сношений Московского государства с Польско-Литовским государством. Т. III // СИРИО. Т. 71. СПб., 1892.

24.  Памятники дипломатических сношений Московского государства с Польско-Литовским государством. Т. IV // СИРИО. Т. 137. СПб., 1912.

25.  Рогалев А.Ф. Топонимический словарь Ветковского района Гомельской области. Гомель, 2004.

26.  Рогачевской округ // Атлас, состоящий из 12 окружных и 1 генеральной карты, представляющей Могилевскую губернию. Могилев, 1777.

27.  Спиридонов М.Ф. Беларусь в конце XVI в. // Закрепощение крестьянства Беларуси (XV-XVI вв.). Мн., 1993. Приложение.

28.  Спірыдонаў М.Ф. Беларусь у другой палове XVI ст. // Нацыянальны Атлас Беларусі. Мн., 2002. С. 266-267.

29.  Спірыдонаў М.Ф. Беларусь у канцы XVI ст. // Атлас гісторыі Беларусі ад старажытнасці да нашых дзён. Мн., 2006. С. 22-23.

30.  Спірыдонаў М.Ф. Беларусь у канцы XVI ст. // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі: У 6 т. Т. 2. Мн., 1994. С. 394-395.

31.  Шеламанова Н.Б. Образование западной части территории России в XVI в. в связи с ее отношениями с Великим княжеством Литовским и Речью Посполитой: дисс. ... канд. истор. наук. Науч. рук-ль М.Н. Тихомиров. М., 1970.

32.  Шеламанова Н.Б. Рославльский уезд в XVI в. // Материалы по изучению Смоленской области. Вып. VIII. М., 1974. С. 165-193.

33.  "Пам'ять" 1527 р. // Русина О.В. Сiверська земля у складi Великого князiвства  Литовського. Київ, 1998. С. 207-215.

34.  Kuczyński S.M. Ziemie czernihowsko-siewierskie pod rządami Litwy // Prace Ukraińskiego institutu naukowego. T. 33. Warszawa, 1936.

35.  Lietuvos Metrika - Lithuanian Metrica - Литовская Метрика. Kn. 5: (1427-1506). V., 1994.

36.  Lietuvos Metrika - Lithuanian Metrica - Литовская Метрика. Kn. 8: (1499-1514). V., 1994.

37.  Lietuvos Metrika - Lithuanian Metrica - Литовская Метрика.  Kn. 15: (1528-1538). V., 2002.

 

Рэзюмэ

В. М. Цемушаў (Мінск)

Спрэчныя ўчасткі літоўска-маскоўскай граніцы ў XVI ст.


У артыкуле разглядаюцца два адрэзка літоўска-маскоўскай граніцы, устойлівае меркаванне аб працягласці якіх уяўляецца спрэчным. На падставе канкрэтных сведчанняў крыніц (рэестраў граніц 1527 г. і літоўска-маскоўскіх дагаварных грамат XVI ст.) быў праведзены крытычны аналіз тых нешматлікіх дадзеных, якія захаваліся ў крыніцах да сёняшняга часу, і ажыццяўлена спроба новай рэканструкцыі граніцы паміж Вялікім княствам Літоўскім і Расійскай дзяржавай у XVI ст.

Summary

V. Temushev

Disputable parts of the border between Grand Duchy of Lithuania and Grand Duchy of Moscow in the 16th century

The article reviews two parts of the border between Grand Duchy of Lithuania and Grand Duchy of Moscow, and questions broadly accepted perception of their length. According to the directions of the source documents (register of borders from 1527 and Lithuanian-Moscow charters of the first half of the 16th century), a critical analysis of the little available information was performed and experimental reconstruction of the border between Grand Duchy of Lithuania and Grand Duchy of Moscow in the 16th century was completed.

 

(С. 118) Карта. Спорные участки литовско-московской границы в первой половине XVI в.

Карту я также дам и цветную


[*] Данная статья была зачитана в качестве доклада на заседании отдела истории Беларуси Средних веков и начала Нового времени Института истории НАН Беларуси 22 мая 2008 г.

 



Сайт Виктора Темушева.

Поиск

Облако тегов

беларусь «великая война» «великое княжество московское» «великое княжество тверское» «верховские княжества» витовт вкл воротынск «восточная европа» «вяземские князья» «вяземское княжество» «вялікі гістарычны атлас беларусі» «галицко-волынское княжество» «гомельская земля» граница границы «грюнвальдская битва» «дмитрий донской» дмитровец «древняя русь» «историческая география» карты «киевская земля» «киевская русь» «кричевский повет» крошинские «куликовская битва» «литовско-тверская граница» любутск метельский «московско-литовская война» «московско-литовская граница» «московское княжество» «нойбургские владения» «первая мировая война» «пограничная война» «полоцкое воеводство» «полоцкое княжество» поугорье «речь посполитая» «ржевская земля» россия русь «северо-восточная русь» славяне спиридонов «средние века» «стародубская война» «тарусское княжество» ягайло