Еще один блок статей связан с началом разработки темы, от которой я с огромным для себя облегчением отказался. Изучение специфики российской государственности, поиск корней, истоков ее особенностей - темя для меня неподъемная. В общем-то по статьям это можно увидеть. Но чем-то они мне все-таки нравятся. Может смелостью, с которой я судил о вещах для меня непостижимых.

Темушев В.Н. Россия с точки зрения цивилизационного подхода // Лiстападаўскiя сустрэчы. Матэрыялы выкладчыцка-студэнцкай канферэнцыi. - Мн.: БГУ, 1996. - С. 63-68.

(с. 63) Темушев В.Н.

РОССИЯ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ЦИВИЛИЗАЦИОННОГО ПОДХОДА

 

В последнее время весьма популярен стал цивилизационный подход к изучению истории России. Этот интерес не случаен. Россия сегодня находится в ситуации, которая властно требует осознанного цивилизационного самоопределения и выбора пути дальнейшего исторического развития. Сейчас, когда вновь открылась перспектива вхождения России в русло общеевропейского цивилизационного развития, проблема «Восток-Запад-Россия» стоит на первом плане.

В исторической науке сложилось два подхода к рассмотрению исторического процесса: формационный и цивилизационный. Первый восходит к рационалистической идее всемирно-исторического прогресса в философии и историографии Просвещения, второй - к идее органического процесса развития самобытных национальных культур романтизма. В историческом мышлении XIX века первая идея трансформируется в ставшее господствующим представление о социально-исторической эволюции (социально-экономических формациях). Вторая идея решительно заявляет о себе немного позже, выступив в форме теории так называемых «локальных цивилизаций» (прежде всего в трудах О. Шпенглера и А. Тойнби). Согласно этой теории каждая цивилизация (или культурно-исторический тип) развивается по своим законам, контактируя с другими цивилизациями, может быть поглощена (войти в сферу влияния) другой (с. 64) цивилизации, наконец, может умереть, давая возможность на сво­ей основе развиться следующим цивилизациям. Цивилизация - не одна культура, не один этнос. Это совокупность родственных культур с выработкой элементов общей культуры (метакультуры). (В данном контексте понятие культура следует рассматривать как специфический способ человеческой жизнедеятельности). Цивилизации соответствует также несколько этносов (вместе - суперэтнос).

Отечественная традиция в толковании понятия «цивилизация» начинается в XIX веке и связана с вопросом об исторических судьбах русского народа. Западники (Т. Грановский, П. Чаадаев и др.) считали невозможным приписывать России какие-либо особенные законы общественного развития.

В рамках славянофильства была сформулирована концепция «культурно-исторических типов» Н. Данилевского (1822-1885), во многом предвосхитившая идеи Шпенглера. Общечеловеческой культуры и цивилизации, по мнению Данилевского, никогда не было и не может существовать в будущем. «Принадлежит ли в этом смысле Россия к Европе? К сожалению или к несчастью - нет не принадлежит», - утверждает Н. Данилевский (1). Россия не наследовала достоинств и недостатков античности («Она не питалась ни одним из тех корней, которыми всасывала Европа как благотворные, так и вредоносные соки непосредственно из почвы ею же разрушенного древнего мира»), не входила в состав Римской империи Карла Великого, из которой образовалось «все многоветвистое европейское дерево» (2). России не присуща борьба с «феодальным насилием, которое привело к обеспечениям той формы гражданской свободы, которую выработала эта борьба», не было здесь и борьбы с христианством, религиозного вольнодумства и религиозной свободы (протестантизма) (3).

Данилевский выделяет отдельный, славянский культурно-исторический тип. Однако, носителем особенностей данной цивилизации, по мнению исследователя, является только русский народ (лишь он удовлетворяет пяти законам исторического развития, выделенным Данилевским, а именно: «из всех славян один русский народ успел устроиться в крепкое государство») (4).

Из учения Данилевского вытекала идея своеобразия исторического пути России, ярко продолженная впоследствии Н. Бердяевым в его работах «Русская идея», «Судьба России» и др.

(с. 65) С. М. Соловьёв и другие историки «государственной школы» были убеждены в том, что своеобразие отечественной истории было предопределено природно-географическими особенностями страны, её огромными просторами и промежуточным положением между Европой и Азией. Это превращало Россию в некое мутагенное пространство, цивилизационный «котёл», переваривавший (в различной мере и формах) многообразное воздействие Запада и Востока.

Ориенталисты (востоковеды) выделили два основных способа развития общества: государственный (азиатский) и частно-собственнический (европейский). Суть второго способа - существование и господство частной собственности, конкуренции, рынка, индивидуальной свободы. Азиатскому способу развития общества соответствуют: государственная собственность на средства производства, государственный контроль над экономической и политической жизнью общества, жёсткая централизованная деспотическая власть и «абсолютное» («поголовное») рабство. Оба способа развития общества присущи и Европе, и Азии, но смысл в том, какой из них преобладает. (В этой связи II Бердяев писал: «Противоречивость и сложность русской души может быть связана с тем, что в России сталкиваются и приходят во взаимодействие два потока мировой истории - Восток и Запад. Русский народ есть не чисто европейский и нечисто азиатский народ. Россия есть целая часть света, огромный Восток-Запад, она соединяет два мира. И всегда в русской душе боролись два начала, восточное и западное») (5).

Начальное развитие русской государственности, несмотря на запаздывание и определённую специфику развития, связанную, прежде всего, с более медленным складыванием частной, вотчинной собственности, шло параллельно развитию Средневековой Европы. Но уже в то время (IX-XII вв.) на Руси сталкивались два влияния - западное, европейское и византийское. Евразисты, сторонники так называемой евразийской теории, кроме того, считали русский народ наследником скифов, сарматов, готов, гуннов, авар, хазар и камских болгар. Для России было возможно движение и по европейскому, и по азиатскому пути, однако, под мощным давлением Востока, воплотившемся в монголо-татарском (с. 66) иге, Россия оказалась отрезанной от Европы и встала либо на собственный, либо на восточный путь развития.

В начале XX столетия появилось направление научно-публицистической мысли, так называемое евразийство, придающее не только первостепенное, но исключительное значение для русского народа факту монголо-татарского нашествия и монголо-татарского влияния. Влияние завоевателей оценивалось как позитивное с точки зрения исторической перспективы (благодаря им произошло объединение Руси). Но Московская монархия не была непосредственно создана монголо-татарами, скорее наоборот, она складывалась вопреки Орде и в борьбе с ней. По мысли Бердяева Московский период был «самым душным, наиболее азиатско-татарским по своему типу» (6). Г. Федотов, современный философ, считает время монгольского ига временем «искусственной изоляции и мучительного выбора между Западом и Востоком (Литва и Орда). Москва представляется государством и обществом существенного восточного типа, который, однако же, скоро (в XVIII веке) начинает искать сближения с Западом» (7). С монголо-татарского ига в России доминирует государственная собственность на землю, государство теперь кроме политической, фискальной и военной функций выполняет и экономическую, то есть вмешивается в хозяйственную деятельность. Как и на Востоке, в России государственное регулирование привело к установлению жёсткого политического режима. (Хотя всё же даже опричнина Ивана Грозного не закрепила всех признаков восточной деспотии). Государство силой (внеэкономическим принуждением) заставляет человека работать на его (государства) нужды. Востоку (и России) характерно слабое развитие индивидуализма Человек как личность не существует, он лишь холоп, которого царь «волен жаловать, а и казнить волен же».

С конца XV века существует Русское централизованное государство. Это государство азиатского типа. Складывание крепостного права и самодержавная власть царя, распространявшаяся на все общество, явились как бы платой за создание государства в условиях недостаточности социально-экономических предпосылок и приоритетного значения внешнеполитического фактора. Существует теория о переносе цивилизаций (когда черты одной цивилизации (с. 67) как бы прививаются другой). Так называемое «освобождение» от монголо-татарского ига не освобождало Русь от заимствований с Востока, не ликвидировало азиатские черты, воспринятые общест­вом.

К концу XVI-XVII вв. отмечается усиление европейского влияния в России. Но даже небольшая попытка модернизации очень скоро сменилась укреплением крепостного права, самодержавия и ликвидацией Земских соборов.

Не удалась до конца и вестернизация страны, предпринятая Петром I. Петровские преобразования не изменили господствующий азиатский тип феодализма и образ жизни подавляющей части населения России - крестьян.

Вскоре в России появляется относительно свободное сословие, «непоротые люди» - дворяне. Они берут на себя функцию «европеизации» страны. Теперь уже самодержавие, первоначальный сторонник европейских черт, становится защитником старины, традиции.

И вот западное влияние, вступив в конфликт с закостеневшими социальными институтами и самобытными традициями, привело к революции, которая повторила на новом витке многие старые традиционные черты российской государственности. Осталась гипертрофированная роль государства (ставшего тоталитарным), самодержавие (превратившееся в «генсекодержавие»), крепостное право (сталинские колхозы, институты прописки, всеобщего воинского учёта и т.д.), в идеологии марксизм слился со многими идеями, присущими восточному обществу (превалирование коллективного начала над личным, стремление масс к уравнительной справедливости, неприязнь к богатству, некоторые мессианские настроения). Теперь российское общество стоит перед выбором: скопировать ли образец западной цивилизации, без учёта своих традиционных черт, или решить проблему построения государственности иным способом.

Запад и Восток. Европа и Азия. Существует давно выработанный стереотип о якобы исконной отсталости, консервативности и косности Азии и динамичности, прогрессивности Европы. Этот стереотип очень живуч, и всякий человек, считающий себя патриотом, стремится доказать, что его Родина не есть Азия, он рев(с. 68)ниво относится к любому посягательству на его утверждение. Но так ли отстала Азия и так ли прогрессивен Запад? Конечно, нет. И России, и Европе характерны многие недостатки (здесь - презрение к человеческой личности, там - закон общества «человек человеку волк», «каждый сам за себя»). России суждено было пройти тяжелый исторический путь, но он не хуже и не лучше западного, он иной.

 

1. Данилевский Е.Я. Россия и Европа. М., 1991. С. 59.

2. Там же. С. 59-60.

3. Там же. С. 60.

4. Там же. С. 484.

5. О России и русской философской культуре. Философы русского послеоктябрьского зарубежья. М., 1990. С. 43.

6. Там же. С. 44.

7. Федотов Г. П. Россия и свобода // Знамя. 1989. № 12. С. 201.

Страницы: 1 · 2 · 3 · 4 · 5 · 6 · 7 · 8 · 9 · 10



Сайт Виктора Темушева.

Поиск

Облако тегов

беларусь велиж «великое княжество московское» «великое княжество тверское» «верхнеокские княжества» «верховские княжества» витовт вкл воротынск «восточная европа» «вяземское княжество» «вялікі гістарычны атлас беларусі» граница границы «грюнвальдская битва» дмитровец «древняя русь» «золотая орда» «историческая география» карты крайшино «кричевский повет» «куликовская битва» «литовско-московская граница» «литовско-тверская граница» любутск метельский «московско-литовская война» «московско-литовская граница» «московско-литовские войны» «московское княжество» «мстиславское княжество» ольгерд опаков «османская империя» «пограничная война» «полоцкое воеводство» «полоцкое княжество» поугорье «речь посполитая» «ржевская земля» «рославльский уезд» россия русь «северо-восточная русь» «северская земля» славяне спиридонов «средние века» ягайло