Темушев В.Н. Великое княжество Тверское в период правления Бориса Александровича // Зборнiк навуковых артыкулаў 53-й навуковай канферэнцыi студэнтаў БДУ. - Мн.: БГУ, 1996. - С. 79-82.

 

(с. 79) ВЕЛИКОЕ КНЯЖЕСТВО ТВЕРСКОЕ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ БОРИСА АЛЕКСАНДРОВИЧА (1425-1461 гг.)

В.Н. Темушев

(Исторический факультет)

 

Великое княжество Тверское было сильнейшим, после Московского великого княжества, государственным образованием Северо-Восточной Руси XV века. Тверские великие князья справились с удельной раздробленностью своих земель, расширили территорию княжества, фактически освободились от ордынской зависимости. И все же Тверь окружали более сильные соседи (Москва, Литва и Новгород) и существование «малого» великого княжества Тверского находилось под постоянной угрозой.

При великом князе Борисе Александровиче, чье правление в Твери совпало со временем великокняжения в Москве Василия Васильевича Темного (1425-1462 гг.), Великое княжество Тверское превратилось в процветающее и мощное государство Восточной Европы, в то время как соседи были ослаблены внутренними неурядицами и решали те проблемы, которые Тверь уже разрешила.

Политика Твери по отношению к соседним государствам, где происходила борьба за власть между разными феодальными группировками, должна была быть весьма осторожной и расчетливой, так как от победы в Литве и Москве тех или иных политических сил зависела во многом и судьба Тверского княжества, которое находилось в окружении государств, стремившихся к полному объединению всех восточных славян.

Тверь к 1425 году уже давно оставила какие-либо замыслы общерусского характера. Она не заявляла как прежде своих претензий ни на Владимир, ни на Новгород, не думала пользоваться нашествием Едигея на Москву в 1408 году, как поступил в 1382 году тверской великий князь Михаил Александрович во время набега Тохтамыша, не решалась даже на союз с Литвой иначе как заодно с Москвой и порвала этот союз, когда Москва оставила его (1). Привычка Москвы и Литвы вмешиваться в споры тверских удельных князей в качестве арбитров к XV веку была забыта, так как были упразднены сами уделы, но верховенство юридическое Московского и литовского великих князей оставалось (2). В таком состоянии принял Тверское княжение Борис Александрович.

(с. 80) В Твери, как и в Москве, а после и Литве, назревала борьба родственников за престол, соперничество дяди и племянника. Но здесь это противостояние закончилось очень быстро и, причем, победой дяди Бориса над племянником зубцовским князем Иваном Юрьевичем, имевшем по старшинству приоритет перед дядей, но не обладавшим сильной поддержкой, какой мог похвастаться малолетний Василий Васильевич в Москве. Итак, князь Борис «власть приимше тферскаго чиноначальства, гордыя съ власти сверже, а смиренныя на престоле со собою посади» (3), так что теперь великий князь тверской все свое внимание обратил на ведение внешней политики.

Москва - главный соперник Твери - со второй четверти XV века надолго увязла в собственных проблемах, и опасность для Твери представляла лишь Литва, чей правитель Витовт находился на вершине своего могущества и строил экспансионистские планы как по отношению к Москве, так и к Твери (4). В этих условиях Борис Александрович в 1427 году заключил с Витовтом договор, который имел целью защитить великое княжество Тверское от Литвы. Но вот в 1430 году великий князь Витовт умер, что повлекло за собой затяжные внутренние конфликты в Литве, и «подобно островку внутреннего мира, между обеими великими державами располагалась маленькая, но "самодержавно" управляемая Борисом Александровичем Тверь» (5).

Может показаться, что Тверь, видя незавидное положение Москвы, имела шанс улучшить свою позицию. Но на самом деле ей невыгодно было занимать чью-либо сторону в междоусобной борьбе в великом княжестве Московском: ведь борьба там шла за обладание великокняжеским престолом и в итоге, поддерживая какого-либо претендента на московскую власть, Тверь оказалась бы вновь перед лицом сильного соперника. Итак, Твери было более выгодным соблюдать строгий нейтралитет и надеяться на продолжительность «московской замятии», тем более, что в западные дела тверичи окунулись с головой.

Борис Александрович в литовских междоусобиях твердо сделал ставку на Свидригайло, хотя тот и терпел поражение за поражением. Столь целенаправленная политика тверского князя объясняется просто - Свидригайло являлся сторонником независимой русско-православной Литвы, в то время как его соперник Сигизмунд был проводником польских интересов. Тверь желала обезопаситься от экспансии Польши, способствуя созданию литовско-западнорусского независимого государства. Впрочем тверские планы вскоре рухнули. Свидригайло был (с. 81) полностью разгромлен, и Тверь оказалась в щекотливом положении: во-первых, она потеряла союзника, с помощью которого собиралась противостоять Москве и, во-вторых, своей военной силой действовала против победившего в Литве Сигизмунда.

Все это вынудило перейти Бориса Александровича от политики нейтралитета по отношению к московскому междоусобию, или даже политики поддержки проигрывающей борьбу стороне, с целью как можно более длительного продолжения московской смуты, к политике сближения с Василием Васильевичем. В 1439 году Борис Александрович заключил с Василием II союзный договор.

Но вот в 1446 году московский престол занял галицкий князь Дмитрий Щемяка. Борис Александрович, вероятно, все также желал продолжения смуты в Московском великом княжестве, а потому, опасаясь поведения Шемяки, который «въсхоте быти адинъ самодержец» (6), пошел на открытую поддержку сторонников Василия II, желая одновременно скрепить союз московского князя женитьбой своей дочери Марии на наследнике московского престола Иване. 25 декабря 1446 года в Москву вошли отряд Василия II и тверская рать и, таким образом, над всем великим княжеством Московским установилась окончатель­ная власть Василия II.

«Борис Александрович жил в такое время, когда, казалось он легко мог бы воспользоваться затруднительным положением Василия Темного для своего собственного усиления за счет Москвы, но он этого не делает», - заметил Борзаковский (7). Шансы Твери на возвращение былого могущества были минимальны и всего, чего она смогла добиться - это продолжительного независимого существования в качестве третьей силы между Москвой и Литвой.

 

Литература

1. Борзаковский B.C. История Тверского княжества. Тверь, 1994. С.191-192.

2. Коган В.М. История дома Рюриковичей. Спб., 1993. С. 32.

3. Инока Фомы слово похвальное. Спб., 1909. С. 16.

4. Барбашев А. Витовт. Спб., 1892. С.230.

5. Клюг Э. Княжество Тверское. Тверь, 1994. С. 287.

6. Инока Фомы слово похвальное. Спб., 1909. С. 41.

7. Борзаковский B.C. Указ. соч. С. 205.

Страницы: 1 · 2 · 3 · 4 · 5 · 6 · 7 · 8 · 9 · 10



Сайт Виктора Темушева.

Поиск

Облако тегов

«xiv век» беларусь «великая отечественная война» «великое княжество московское» «великое княжество тверское» «верхнеокские княжества» «верховские княжества» витовт вкл воротынск «восточная европа» «вяземское княжество» вязьма «вялікі гістарычны атлас беларусі» граница границы «грюнвальдская битва» дмитровец «древняя русь» «золотая орда» «институт истории» «историческая география» карты крайшино «куликовская битва» «литовско-московская граница» любутск «московско-литовская война» «московско-литовская граница» «московско-литовские войны» «московское княжество» «мстиславское княжество» ольгерд «османская империя» «пограничная война» «полоцкое княжество» польша поугорье радзивиллы «речь посполитая» «ржевская земля» «российская империя» россия русь «северо-восточная русь» «северская земля» славяне спиридонов «средние века» ягайло